Kelvin Sholar Trio «Rites of Fire» (Kasmavtsu, 2021) | Джазист | Рецензии

Kelvin Sholar Trio
«Rites of Fire»
(Kasmavtsu, 2021)

Рейтинг: 4.5 из 5.

Детройтский пианист и композитор Келвин Шолар записал альбом джазовых интерпретаций музыки Игоря Стравинского, обратившись к самым известным произведениям классика — балетам «Весна Священная» и «Жар-птица». История эта по меньшей мере удивительная, особенно в свете бэкграунда Шолара и обстоятельств создания альбома. Потомственный музыкант в четвертом поколении, Шолар за тридцать с лишним лет карьеры переиграл с огромным количеством выдающихся людей по обе стороны Атлантики — от Маркуса Белгрейва и Роя Харгроува до Q-Tip и Морица фон Освальда. Джаз, фанк, хип-хоп, техно — он не боится ничего; поистине универсальный исполнитель. Новый альбом только закрепляет его в этом статусе. 

Распространено мнение, что Стравинский — один из самых любимых джазменами классических композиторов XX столетия. Игорь Фёдорович и сам был не чужд джаза. В начале эмиграции он вдохновлялся регтаймом — правда, было это еще во времена Первой мировой войны. Позже он симпатизировал бибопу и в 1945-м написал для оркестра Вуди Германа «Ebony Concerto» — единственное свое произведение, в котором заметные элементы джаза были введены сознательно и отчетливо. Но сочинения, от которых отталкивается Келвин Шолар, были написаны в 1910-е. И факт, что музыка и сюжет, уходящие глубоко в национальную русскую традицию, всплывают спустя больше чем сто лет в джазовом прочтении в Детройте, остается удивительным.

Как признается сам Шолар, импрессионизм Стравинского сразил его при первом же прослушивании еще в музыкальном колледже. «В тот день я усвоил один из самых важных уроков в своей жизни: музыка ограничивается только воображением композитора, исполнителя и аудитории», — вспоминает он. После этого Шолар неоднократно приближался к творчеству классика и включал канонические его вещи в свой репертуар. Записать целый альбом «по мотивам» Стравинского пианист задумал давно. Так получилось, что в процессе его создания музыкант чуть не умер от сердечного приступа, перенеся клиническую смерть и очнувшись на больничной койке после двухдневной комы. Оба произведения Стравинского так или иначе посвящены феномену смерти и воскрешения, и «Rites of Fire» стал для Шолара еще более личным проектом, чем прежде.

Наверное, поэтому Шолар постарался взять на себя максимум ролей в трио своего имени. Он отвечает за все клавишные партии, перкуссии и драм-машины, на контрабасе и кларнете играет Джонатан Робинсон, на ударных — Джеймио Браун. На ряде композиций также появляется альт-саксофон Грега Осби. Последним, но не по значимости, участником проекта стал детройтский ветеран техно Карл Крейг, с которым Шолар плодотворно сотрудничает еще с середины нулевых. Крейг отвечал за электронные партии, исполненные при помощи аналогового модульного синтезатора Doepfer А-100, — он добавляет немало драматизма происходящему на альбоме.

Никто и не скрывает, что автор и интерпретаторы — обитатели совершенно разных миров. Но миры эти тем не менее пересекаются, а в соединении народной музыки, классики и джаза есть стройная логика. Музыка Шолара, как и ее первоисточник, существует вне пространства и времени. Именно такое ощущение оставляют выдающиеся моменты альбома вроде «Поганого пляса Кащеева царства», финальной темы из «Жар-птицы» или «Хоровода царевен». Трио и гости используют блюзовые гармонии, свинговый ритм и джазовые импровизации, которые органично сочетаются с экспериментами Стравинского с ритмическими структурами и гармониями. Шолар использует возможности самых разных жанров: не только джаза и фолка, но и блюза, фанка, экспериментального минимализма, алеаторики, кинематографической музыки, электроники, даже техно. Все композиции сыграны в той же тональности, что и оригинальные версии. В одних номерах Шолар прямо цитирует Стравинского, в других позволяет себе и своим музыкантам уходить в собственном направлении, используя оригинальную музыку как источник вдохновения и стартовую площадку для импровизаций. Большая часть композиций — это акустика, но порой к ней прибавляется звучание синтезаторов, электронных эффектов и шумогенераторов. Карл Крейг, чье имя на обложке, безусловно, должно расширить аудиторию этого альбома, вступает со своей синтезаторной машинерией в дело редко, но метко — его можно услышать на коротких и по-настоящему пугающих фрагментах вроде «The Sacrifice», «Ritual of Abduction» и «Adoration of the Earth»

Несмотря на смелые кросс-культурные и кросс-жанровые пересечения, музыка этого альбома не является чем-то запредельно сложным, как это может показаться сначала. Наоборот, пластинка звучит умиротворяюще просто: по задумке автора, музыка должна быть доступна любому слушателю. И с этой задачей создатели альбома справились мастерски. 


Слушать на: Apple Music | YouTube Music

Об авторе

Илья Рассказов

Музыкальный журналист, диджей и радиоведущий, основатель проекта Headz.fm.

Добавить комментарий

Наш плейлист

Архивы

Свежие комментарии