Трио «Второе приближение» «Там, где жили свиристели» (2022) | Джазист

Трио
«Второе приближение»
«Там, где жили свиристели»
(2022)

Трио «Второе приближение», Там, где жили свиристели

Apple Music | Яндекс.Музыка | YouTube | YouTube MusicVK Музыка | Amazon Music

1. Когда над полем зеленеет…
2. Там, где жили свиристели
3. Времыши-камыши
4. Барынька

Андрей Разин — фортепиано, голос, перкуссия
Татьяна Комова — вокал, окарина, перкуссия, речитатив
Игорь Иванушкин — контрабас, перкуссия

Музыка и аранжировки — Андрей Разин
В пьесе «Барынька» использована русская народная песня «А в Андреевом домику»

Запись сделана в студии CineLab (Москва) в сентябре 2021 года
Звукорежиссер — Олег Тимофеев
Монтаж и сведение — Андрей Левин
Мастеринг — Анатолий Рясов

Дизайн — Виктор Меламед
Выпускающий продюсер — Араик Акопян

Михаил Митропольский, музыкальный обозреватель:

«Обращение трио “Второе приближение” к работам поэта Велимира Хлебникова неслучайно. Оно было неизбежным в бесконечных поисках “истины”, которые стали главной чертой этого проекта, выстраивающего мост между XX и XXI веками, мост над новым тектоническим разрывом в обществе. Этот поиск отражен и в названии трио “Второе приближение” (к истине), и в заглавной композиции “Там, где жили свиристели” (мир, альтернативный человеку). Кроме того, на третьем десятке лет своего существования “Второе приближение” активно тестирует связи между музыкой и словом в своих музыкально-литературных композициях. И если в работах “Квантовая теория клавира” (с саксофонистом Алексеем Кругловым) и “Сказки Пушкина…” (с пианистом Вячеславом Ганелиным) слово выступало в плоскости глобальной иронии, то уже в “Обэриутах” (с саксофонистом Алексеем Козловым) эта ирония затягивает в парадоксальный иной мир. Процесс выходит на алогичное завершение через тексты “Председателя Земного шара” Хлебникова. Неспроста работа над этой не очень длинной сюитой заняла больше двух лет. Напомню, что формирование мира, в котором мы живем, заняло более тринадцати миллиардов лет. Но ведь у Андрея Разина, Татьяны Комовой и Игоря Иванушкина накопился огромный музыкальный опыт, которого не было у нашего физического мира.

Жизнь Хлебникова приходится на точку ветвления человеческой, в том числе и российской, культуры. Термин “культура” в этом утверждении трактуется широко, включая в себя и науку. Культурная революция была столь мощной, что музыка и живопись столетней давности до сих пор числятся авангардом. Похожие процессы шли в поэзии, театре; в это время появляется джаз. А физика испытывает потрясения, на которых базируется весь XX век, да и XXI век тоже. Возникает новая эстетика, охватывающая все культуры мира, расширяется спектр эстетических установок, рождается новое на границах явлений.

Велимир Хлебников — самый неординарный и загадочный поэт того времени, Серебряного века. Его произведения до сих пор остаются предметом споров. Загадочно даже его южнославянское имя Велимир, имя, которое Виктор Владимирович Хлебников взял как псевдоним. Уже в ранних произведениях Хлебникова проявилась его грандиозная работа со словом. В его стихах плывут «облакини», летают «времири» и шуршат «времыши”-камыши. Велимир и его друг Алексей Кручёных создали свой, особый язык, получивший название “заумь” — заумный. На этом новом языке молодые люди написали поэму под названием “Игра в аду”. Хлебников использует необычные, в том числе каламбурные, рифмы. В одном, даже небольшом, стихотворении он может сочетать разные стихотворные размеры. Хлебников называл это “пляской размеров”. Поэты, входившие в группу “Гилея”, видели в нем главного теоретика футуризма, считали, что именно он основал ответвление под названием “будетлянство”, происходящее от слова “будет”. Странно, но многие его предсказания сбывались — Первая мировая война, Октябрьская революция в России. Четыре стихотворения Хлебникова оказались актуальными для Андрея Разина и его коллег по трио. Эта сюита кажется не очередным музыкальным воплощением невероятных текстов Хлебникова, а взглядом на наш мир из параллельного пространства, будто специально для этого созданного».

Андрей Разин, композитор:

«Идея обратиться к Хлебникову возникла у меня давно. Его фантасмагориями и особым словотворчеством я был захвачен с юности, периодически перелистывая огромную книгу Хлебникова “Творения” — может быть, чтобы обнаружить тексты, которые попросят их озвучить.

Когда я в очередной раз “сканировал” увесистый том, несколько стихотворений мгновенно “вспыхнули”, и в голове оформились контуры сюиты из четырех частей. Во время сочинения музыки мои предположения подтвердились: с Хлебниковым можно и нужно заниматься сотворчеством — он дает огромный простор и свободу, идею оригинальной написанной музыки в сочетании со спонтанными импровизационными эпизодами, что так близко нашему трио. Я думаю, этот подход одобрил бы и сам невероятный Велимир!

Увлеченно, с особым азартом мы с Татьяной Комовой и Игорем Иванушкиным колдовали, создавая причудливый и многоликий образ сюиты “Там, где жили свиристели”».

© ℗ Jazzist, 2022
JZT 006

Jazzist в соцсетях

Архивы

Свежие комментарии