«Поставь мне джаз» Vol. 37: Татьяна Ялунина | Джазист | «Поставь мне джаз»

«Поставь мне джаз»
Vol. 37:
Татьяна Ялунина

Каждую пятницу в рубрике «Поставь мне джаз» мы публикуем плейлисты, собранные по просьбе «Джазиста» людьми разных профессий и вкусов. Тему гость определяет сам, единственное условие — никаких условий, полная творческая свобода.

Поставь мне джаз, Татьяна Ялунина

Татьяна Ялунина,
руководитель направления
по правовой поддержке
продукта, рекламы
и клиентского сервиса Tele2

Мое знакомство с джазом произошло необычно: мне его в буквальном смысле напели, как в анекдоте про Рабиновича. Мы с родителями жили в маленьком военном городке — это был очень замкнутый мир, сосредоточенный на военных тревогах, учениях, полетах. Никто джаз не слушал, и долгое время я даже не знала о его существовании. Однажды меня отправили на олимпиаду по математике в Санкт-Петербург. Там были в основном школьники из московских и петербургских гимназий. Помню, мы веселились по случаю окончания математических пыток, и ребята начали петь на английском языке. Подражая кому-то, они пели хриплыми голосами, изображали игру на трубе, притоптывали и хлопали на слабую долю. Всё это было необычно и удивительно красиво, мне они казались  невероятно талантливыми, свободными и обладающими какими-то тайными, недоступными для меня музыкальными знаниями. Спустя годы друг подарил мне сборник Луиса Армстронга. Тогда я поняла, что пели те ребята в Питере. Бессонная ночь за прослушиванием — и наутро я уже несла в местный музыкальный магазинчик свою стипендию. От продавца я узнала, что это джаз, и скупила, пожалуй, всё джазовое, что было тогда в продаже.

Почему плейлист получился именно таким?

Моя главная джазовая страсть — это музыка оркестров эпохи свинга 30-х – 40-х годов. Сотни разных по стилю оркестров буквально за десятилетие перевернули историю музыки, оставив огромное наследие. Я внимательно слежу за развитием современной джазовой мысли, но всегда возвращаюсь к музыке больших оркестров. Она дает мне ощущение дома: это когда спокойно, тепло, старые фильмы, душевные разговоры и горячий глинтвейн.

Мне также очень близки латиноамериканский джаз, бибоп и лиричный кул-джаз, а в последнее время я всё больше смотрю в сторону европейского джаза и с огромным интересом слушаю то, что происходит на нашей джазовой сцене. Порой непонятно, почему не заполняются залы на джазовых концертах. Зрители ориентируются на раскрученные телевидением имена, однако всё самое настоящее происходит в джазовых клубах и появляется на голубых экранах уж точно в последнюю очередь.

Составить плейлист оказалось непросто. Я очень люблю слушать альбом целиком — так лучше понимаешь идею и состояние автора в период его создания. Очень сложно вырывать отдельные композиции из контекста альбома. В целом список получился несколько меланхоличным: осенью я впадаю в грусть и пишу письма Онегину. Зимой, весной или летом он получился бы совсем другим.

Для чего лучше всего подходит этот плейлист?

Это очень красивая музыка, и ее нужно слушать внимательно, не фоном.

Пара слов о любимой композиции.

Их много. Но, пожалуй, могу выделить несколько. Возможно, выбор покажется немного странным.

«Benny Rides Again» — одна из величайших, по моему мнению, оркестровых джазовых композиций. Она разворачивается по определенному сценарию, как спектакль, а кульминацией становится соло Бенни Гудмана на кларнете — вокруг него и строится вся драматургия.

«The Troubadour» в исполнении оркестра Клода Торнхилла. Тот самый «Старый замок» Модеста Петровича Мусоргского в аранжировке Гила Эванса звучит магически — могу слушать бесконечно. Признаться честно, я открыла для себя это джазовое прочтение Мусоргского сравнительно недавно, на концерте Большого джазового оркестра под управлением Петра Востокова. Мне тогда хотелось плакать — настолько сильны были эмоции.

«Things to Come», записанная оркестром Диззи Гиллеспи в 1946 году, когда эпоха биг-бэндов уже была на исходе. Думаю, она очень сложна с исполнительской точки зрения. Здесь сумасшедшая динамика! Похоже на какое-то опасное природное явление — вихрь, шторм или цунами. Невольно возникает версия, почему первый состав оркестра  Гиллеспи просуществовал так недолго: музыканты просто не успевали за трубой своего чокнутого бэндлидера, поэтому пришлось всех распустить и набрать таких же чокнутых.

«Two Sleepy People» в исполнении Арта Фармера с оркестром Куинси Джонса: не могу объяснить, почему она попала в список любимых. Наверное, у каждого человека есть близкая ему мелодия. Вот эта — моя.

Приятного прослушивания.


Слушать на Apple Music | YouTube | Яндекс.Музыка

Об авторе

Jazzist

Редакция.

Добавить комментарий

Наш плейлист

Архивы

Свежие комментарии