Nikolai Olshansky «New Places» (Lanote, 2021) | Джазист |

Nikolai Olshansky
«New Places»
(Lanote, 2021)

Дебютный альбом для любого музыканта — не просто важное событие, это еще и момент в биографии, к которому будешь возвращаться вновь и вновь, какие бы свершения ни случились после него, какие бы отзывы ни прозвучали, как бы ни трансформировались собственные представления о том, что такое хорошо и что такое плохо. А в эпоху цифровой музыки и «ковидного» интернета, когда в массовом сознании начинает отмирать концепция цельного альбома и вся музыка мира превращается в неисчерпаемый океан отдельных треков, которые можно тасовать без всякой системы, дебютный альбом приобретает совершенно особый статус. Это чуть ли не единственный оставшийся инструмент, с помощью которого можно заявить о себе как о настоящем, полноценном артисте. О том, кто не просто мечется в хаотично меняющихся условиях существования, мешая композицию с юриспруденцией и концертирование с ежедневным присутствием в офисе, а берет на себя смелость фиксировать реальные вехи в собственном развитии, делать свою жизнь в музыке материальной, прослеживаемой. О том, кто не просто находит «новые места» (уж каламбурить так каламбурить!), но и оставляет за собой следы.

Общие слова? Ничего подобного. До выхода «New Places» существовал молодой, подающий надежды, многообещающий (нужное вписать) контрабасист Николай Ольшанский, о котором за пределами профессионального сообщества знали разве что люди, действительно вовлеченные в отечественный джаз. После выхода дебютного альбома есть музыкант, чье цельное высказывание становится частью истории отечественной джазовой музыки. Иными словами, как ни парадоксально это прозвучит с учетом крепкой профессиональной деятельности Ольшанского, именно сейчас и произошло рождение артиста, который претендует на что-то серьезное. Его место в джазе теперь можно и нужно определять не по работе в оркестре Георгия Гараняна и не по призовым местам на конкурсах, выигранных в составе чужих трио, да и вообще не по присутствию в ритм-секциях других лидеров, а именно по той музыке, которая написана и вычищена для релиза им самим.

Ольшанский не претендует на концептуальные революции и остается в области вполне хрестоматийного современного джаза, куда романтики вроде Пэта Метини или Эберхарда Вебера уже давно подмешали изрядную долю светлого, ребяческого оптимизма. В отличие от них Николай, пожалуй, еще не может позволить себе всегда оставаться в чистой эмоциональной мажорной беззаветности. В его пьесах найдется место и отвлеченной легкой грусти, и кинематографичному «сценарному» минору, который ведет слушателя от одного события к другому и помогает сохранить собранность. Собственно, уже сами названия композиций многое дают понять: «Thoughts», «Memories», «Destiny». Композиторская деятельность Ольшанского явно идет не от удачно пришедшей в голову фразы, которая надстраивается гармоническими фокусами. Он, скорее, имеет в голове вполне определенную идею и эмоциональный образ, которые и разрабатывает до непростого по форме и наполнению «тела» с множеством малозаметных, но важных мелочей. Его пьесы больше напоминают классическую скульптуру — ту самую, для которой сначала берется кусок мрамора, а потом от него просто отсекается всё лишнее. Только вот это «просто» на самом деле сложно, трудоемко и тщательно продумано. За кажущейся суховатостью соло — точное понимание того, что их чрезмерная чувственность была бы так же неуместна, как в высеченном из мрамора ангеле — гипертрофированные бицепсы. За кажущейся резкостью отдельных пьес (взять, например, финал «Where Do I Belong?») — осознание того, что мир не одномерен и в нем остается место неловкости, неудобности, эмоциональному вскрику. За кажущейся рассудочностью некоторых аранжировок — твердая уверенность в том, что для экспериментов и ничем не ограниченного упоения спонтанностью существует сцена, а не студия.

Альбом «New Places» подкупает тем, что при достаточно разноплановом характере композиций (от медленных грустных баллад до порой агрессивно срежиссированных пьес в быстром темпе) он остается цельным, естественным и, что называется, осознанным. Для музыки Ольшанского характерно то, что он не пытается взорваться откровениями в соло или найти в игре партнеров тот катализатор, который наконец-то позволит ему «прозреть». Он, наоборот, уже осознал определенные истины, которые и выражает своей музыкой. Убедительно, толково, на хорошем грамотном языке, временами с небольшой усмешкой, временами с чуть неожиданной серьезностью — но без клоунады, ненужного пафоса и самолюбования.

Состав собранного Ольшанским квинтета говорит сам за себя: Дмитрий Илугдин на фортепиано, Пётр Ившин на ударных и Максим Шибин на гитаре — эти музыканты уже давно перестали быть «многообещающими» и сегодня, по сути, определяют российский джаз. А саксофонист Альберт Сабирзянов, чья известность пока что несколько меньше, ничем не уступает лидеру записи и в каком-то смысле дублирует его, но уже как чистый солист — технично, сдержанно, к месту.

Отдельно нужно сказать о симпатичной и неброской тембральной окраске альбома. Если звучание основных акустических инструментов остается каноническим, то гитара, например, время от времени начинает по-джаз-роковому колюче хрустеть. Дудук Эммануэля Ованиссяна в «Destiny» разнообразит общий саунд альбома, не заигрываясь при этом до чисто функциональной звуковой экзотики. Равно хорош и уместен струнный ансамбль в «Качелях».

Ольшанский выпустил работу, в которой наиболее ценны именно зрелость, полноценность и сбалансированность. На этом альбоме нет столь характерного для многих дебютантов стремления поразить и выделиться (техникой ли, новаторством, вычурной концепцией). Этот дебют не начало, а долгожданная веха: артист, который уже давно и уверенно идет своей дорогой, дошел до первой большой остановки и оставляет на ней документ, который никого не разочарует. Происходит это в очень правильный момент: пару лет назад альбом мог бы получиться еще недозревшим, а еще через пару лет он, возможно, перебродил бы и устарел, едва родившись. Так и хочется сказать: «New Places» — альбом контрабасиста, человека, который лучше всех в ансамбле знает, что в его кажущейся незаметности и есть его сила. Что даже без яркого солирования на авансцене именно без него всё развалится. Что без него вообще не будет хорошей музыки как таковой.

Музыка самого Ольшанского только началась. С почином.


Cлушать на Apple Music | YouTube Music | Deezer | Яндекс.Музыка

 

Об авторе

Юрий Льноградский

Журналист и организатор концертов, специализирующийся в основном на современной авторской импровизационной музыке — от авангарда до джаз-рока.

Добавить комментарий

Наш плейлист

Архивы

Свежие комментарии