Даниил Виленский: опыты неофита. Вступительное слово | Джазист | Тексты

Даниил Виленский:
опыты неофита.
Вступительное слово

Уже почти три года Даниил Виленский ведет интереснейший Telegram-канал «Колтрейнспоттинг». Чем он уникален? Слово автору:

«На этом канале я, ничего не понимающий в джазе, попытаюсь методом проб (но не ошибок) в нём разобраться. Пока я слабо представляю, как регтайм начала века эволюционировал в космические эксперименты Сан Ра или откуда растут ноги у фьюжна и модального джаза. Поэтому, взяв за отправную точку начало ХХ века, я намереваюсь послушать всю дикую и традиционную, попсовую и нишевую, чёрную и белую музыку, которую принято классифицировать как джаз. Сюда буду постить выжимки своих впечатлений: дилетанты узнают что-то новое, а прошаренные ценители молча (надеюсь) усмехнутся».

Начал Даниил с истоков:

«Как и обещано, начинаем с начала прошлого века. В 1900-х, понятное дело, ни самого термина джаз, ни даже ничего отдалённо похожего на джаз по звучанию ещё не существовало. Зато был регтайм, на котором выросли первые джазмены. Как и водится на нашей справедливой планете, главный талант регтайма Скотт Джоплин полжизни провёл на улице, умер от сифилиса в бедности и безвестности, а свой хит “Maple Leaf Rag” вынужден был издать на грабительских условиях, получив всего 1 % от доходов. Издать, само собой, на бумаге — пускать бездомного чёрного музыканта в студию звукозаписи никто не собирался. Зато записавший этот хит в 1907-м Весс Осман, в репертуаре которого были и такие номера, как “All Coons Look Alike to Me” («Все черномазые на одно лицо»), стал настоящей звездой и долгое время был лицом регтайма по обе стороны океана. В пользу Османа говорил не только цвет кожи, но и тот факт, что его основным инструментом было банджо, а банджо в начале века пользовалось особой любовью звукозаписывающей индустрии, потому как ни гитару, ни пианино качественно записывать человечество ещё не умело

Самый главный хит Джоплина, да и всего регтайма, “The Entertainer”, слушать всерьёз невозможно. То есть, если быть объективным, для начала века это очень даже инновационное произведение, экспериментирующее с ритмом и мелодией. Вот только заметить это невозможно, настолько оно “заезжено”. Возникающие ассоциации не способствуют серьёзному восприятию: в лучшем случае перед глазами сразу семенит Чарли Чаплин, а в худшем — толстый одессит из “Джентльмен-шоу” начала 90-х пересказывает с экрана анекдот».

Дальше Виленский вкратце рассказывает о предполагаемом изобретателе джаза, корнетисте Бадди Болдене, а потом останавливается на первой в истории джазовой записи.

«Первым джазовым релизом принято считать “Livery Stable Blues” в исполнении Original Dixieland Jass Band. Он вышел в начале 1917 года. Группа предсказуемо состояла исключительно из белых музыкантов с улиц Нового Орлеана, где джаз был уже делом обыденным. За пределами же города джаз не был популярен, и группы вроде ODJB в лучшем случае колесили по стране с бродячими водевилями, а в худшем – играли в борделях. Пластинка к всеобщему удивлению (особенно к удивлению самих музыкантов) имела колоссальный успех. Джаз распространился по всей стране, а до конца года в Штатах вышло ещё с десяток джазовых синглов, включая первый сингл Уильяма Хэнди, будущего короля блюза. Но и на фоне первых последователей “Livery Stable Blues” выделяется: мычащий коровой тромбон, ржущий лошадью корнет и кукарекующий кларнет — не зря именно они покорили Америку». 

Автор добросовестно слушает почти всё, до чего может дотянуться:

«В том же году повторить успех ODJB пытались и другие музыканты, чьи имена редко упоминаются в наши дни. Про многих из них даже Википедия ничего не знает. Прослушав почти все околоджазовые записи 1917 года (благо, их не так много), могу ответственно заявить, что никакой особой несправедливости, срочно требующей исправления, в этом забвении нет. Тем не менее, интересные релизы в 1917 году всё же были. 

Frisco Jass Band не оставили заметного следа в истории. Но их “Johnson Jass Blues” — вещица занятная. Ведущие роли тут у скрипки (что не такая уж и редкость для раннего джаза) и кларнета, а корнетиста у группы вообще не было. От ODJB музыканты из Фриско переняли только мычащий тромбон, но этой дорогой джаз не пошёл, и группу забыли». 

Постепенно продвигаясь вперед во времени, Виленский рассуждает о составе инструментов, отношениях раннего джаза с модернизмом и футуризмом, а затем резюмирует свои впечатления от 1910-х годов:

«Не буду кривить душой: ничего выдающегося мне расслышать не удалось. Скорее, можно говорить о нескольких композициях, которые интересны в контексте своего времени и в которых чувствуется определённый потенциал.
<…>
Джаз 10-х единообразен. 90 % всех записей мимикрируют под наиболее успешные синглы ODJB, их трудно отличить друг от друга и легко забыть. Вещи, в которых проскальзывает оригинальность, единичны. Самое главное, что эти оригинальные идеи не получают развития, потому и имена их авторов мало кто помнит в наши дни».

А дальше начинается самое интересное… Но об этом сам Даниил расскажет в следующих выпусках.

3+

Об авторе

Jazzist

Редакция.

Jazzist

Наш плейлист

Архивы

Теги