Makram Aboul Hosn «Transmigration» (self-released, 2021) | Джазист | Рецензии

Makram Aboul Hosn
«Transmigration»
(self-released, 2021)

Рейтинг: 3.5 из 5.

Ливанский контрабасист Макрам Абул Хосн еще не успел сделать себе имя — не то что на международной, а даже на локальной джазовой сцене. Про него не пишут влиятельные профильные медиа, он не мелькает в проектах мэтров или звезд второй-третьей величины, которые часто принимаются за раскрутку молодых протеже. Абул Хосн читает небольшой джазовый курс в Университете Нотр-Дам-Луэз (частном католическом вузе под Бейрутом) и по мере сил вписывается в любые музыкальные активности: играет с разными подельниками джаз, рок, академическую и традиционную арабскую музыку. Словом, человек разноплановый, эрудированный и энергичный, но до сих пор толком никем не замеченный. Может быть, просто не везет, а может, дело в том, что карьеру свою он строит скорее интуитивно, чем осознанно. 

Вот пример: дебютный альбом Абул Хосна «Parallel», вышедший в 2018 году, провалил задачу хоть как-то всерьез заявить о музыканте. Записан он был спонтанно в паре с американским пианистом Джереми Сискиндом — обласканным критиками «молодым дарованием», который ожидаемым образом крадет всё внимание. Сделать по пластинке выводы о сочинительских амбициях и способностях Абул Хосна, как и об исполнительских, трудно. На альбоме имеется чудесная вещица «Debbie’s Waltz», принадлежащая его перу, — но всего одна.

Свежий альбом «Transmigration» успешно снимает все вопросы к музыканту. Это большая, кропотливая, но при этом веселая и дерзкая работа, ценность которой только повышается, когда узнаешь, при каких обстоятельствах она была создана. В декабре 2019-го Абул Хосн получил грант от AFAC — Арабского фонда искусств и культуры, который собирался потратить на запись пластинки в Европе. Но распорядиться деньгами долгое время ему не удавалось. За несколько месяцев до того в Ливане начались массовые акции протеста, спровоцированные экономическим кризисом. Обстановка накалялась, страна находилась на грани гражданской войны и в какой-то момент банки заморозили счета граждан. А потом — новые испытания: пандемия, локдаун и в довершение всего — взрыв в порту Бейрута 4 августа, ровно тогда, когда Абул Хосн должен был отправиться в европейскую студию. 

И тут интуиция сработала как надо. Абул Хосн в рекордный срок реорганизовал весь процесс так, чтобы музыканты записывались в Бейруте — хотя вставал вопрос о том, этично ли делать это спустя всего несколько дней после трагических событий. Квинтет, который должен был исполнять материал изначально, трансформировался в плавающий ансамбль от пяти до одиннадцати музыкантов. Все аранжировки (восемь из девяти композиций на альбоме — авторские) были переписаны буквально на голом адреналине. Эта бурлящая, кипящая жизненная энергия пронизывает «Transmigration» насквозь. Альбом открывает «Betcha Sting» — залихватский постбоп с колкими фразами саксофона и вибрафонным грувом (на вибрафоне играет Джо Лок — единственный музыкант, формально проходящий по классу «звезды»). «WWMD» — привет эстрадному джазу и лакированным туфлям Фреда Астера; цитаты из стандартов, вроде нетленки «Cheek to Cheek», появляются и исчезают тут так внезапно, что успеваешь только узнать, удивиться и ухмыльнутся. «Modjadji» с обилием флейт и африканской перкуссией отдает дань Фэроу Сандерсу. Угловатый и размашистый «Papa Bear» словно подобран из репертуара новоорлеанских уличных оркестров или их наследников вроде Dirty Dozen Brass Band. А ария диснеевской Белоснежки «Someday My Prince Will Come», когда-то чудесно переиначенная Биллом Эвансом, в версии Абула Хосна обзаводится восточной перкуссией и темпераментными соло сразу нескольких саксофонов. 

Абул Хосн вырос в семье, исповедующей друзизм. Важное место в этой религии занимает учение о переселении душ: друзы верят, что количество душ в мире ограничено, и они постоянно кочуют из одного тела в другое. В этом и смысл трансмиграции — явления, вынесенного в заголовок альбома. При желании «Transmigration» можно посчитать сборником симпатичных разножанровых имитаций работ великих мастеров прошлого — старая душа перекочевывает в новое тело. Свинг золотой эры биг-бэндов, бибоп, кул-джаз, спиричуэл, ранние заходы на территорию модального джаза: тут в чести всё то, что, казалось, давно вошло в историю и было исследовано вдоль и поперек. Но «тело» — то есть авторский почерк — присутствует и вносит свои коррективы. Главная из них — удивительная витальность; а слава к талантливым людям с неуемной жизненной энергией имеет свойство приходить.


Слушать альбом: Bandcamp | Apple Music | Deezer | Яндекс.Музыка

Об авторе

Наталья Югринова

Журналист, копирайтер. В детстве слушала мамины пластинки Сонни Роллинза и Бена Уэбстера — и они до сих пор не отпускают. Автор Telegram-канала EASTOPIA.

Добавить комментарий

Наш плейлист

Архивы

Теги