Кирилл Широков «Traditional Scheme» (Fancymusic, 2020) | Джазист | Рецензии

Кирилл Широков
«Traditional Scheme»
(Fancymusic, 2020)

Рейтинг: 4 из 5.

Свободная импровизация — музыка не для всех. Дело не в какой-то особой элитарности и требовательности этого жанра. Наслаждаться им способен человек с любым музыкальным кругозором, но только если он сможет отнестись к прослушиванию музыки как к активному творческому процессу. Свободная импровизация — своего рода конструктор для слушателя. Его разуму нужно собрать фрагменты, линии, росчерки в единое повествование, нащупать собственные музыкальные смыслы в пространстве свободных тяготений и непредсказуемых течений. Поэтому если свободная импровизация оказывается интересной, в этом поровну заслуга музыкантов и слушателей.

Впрочем, не всякая свободная импровизация хаотична и бесформенна. Иногда в спонтанной музыке легко прослеживаются ритмы, гармонии, текучие мелодии — то есть арсенал выразительных средств, давно прижившихся в мировой музыкальной традиции. Такая свободная импровизация (ее можно обозначить как «классическую») бывает совершенно неотличима от заранее написанной композиторской музыки. У таких пьес есть свой понятный «портрет». Их несложно узнать, запомнить паттерны мелодий и рисунков. В случае «неклассической» же свободной импровизации сделать это гораздо сложнее. Требуется много раз внимательно прослушать музыку, чтобы найти в ней зацепки, привыкнуть к ее особенностям, запомнить их.

Как раз к такой «неклассической» импровизации, бросающей вызов творческим способностям и изобретательности слушателя, принадлежит альбом Кирилла Широкова «Traditional Scheme». В записи альбома (кроме самого Широкова, играющего на фортепиано) приняли участие барабанщик Пётр Отоцкий, саксофонист Сергей Храмцевич, скрипачка Василиса Филатова и виолончелистска Алина Ануфриенко. Строго говоря, «Traditional Scheme» не является свободной импровизацией — на альбоме используется компровизационный метод, то есть часть материала сочинена заранее, а часть сымпровизирована. Если точнее, музыканты опирались на некоторые инструкции и предварительно выписанные элементы. Но если данный факт не знать заранее, о «гибридной» природе этой записи сложно догадаться.

Говоря об импровизации, довольно часто противопоставляют джазовый и академический мир — как если бы существовал условный континуум между пьесой, звучащей в духе «Machine Gun» Петера Брётцманна, и пьесой, которая звучит как фортепианные сочинения Мортона Фельдмана, к примеру, «Triadic Memories». «Джазовый» импров интенсивен, остр, полон разрывов, надломов, катастроф звука. Он — водоворот цветов и оттенков — стремителен, оглушает, обжигает. Об «академической» импровизации говорят тогда, когда музыка задумчива, будто бы засыпает на ходу, когда она разрежена и холодна. Альбом «Traditional Scheme» слушать интересно по меньшей мере потому, что он совмещает эти две склонности. Иногда он звучит как камерная пьеса в духе контемпорари-классиков, практически спектралистская или инструментально-конкретная. Иногда же — когда в яростном лае заходится саксофон Сергея Храмцевича — как безумный фри-джазовый отрыв.

Музыканты, которые импровизируют в рамках инструкций и опираются на предварительно выписанные фрагменты, — схема и вправду, в согласии с названием альбома, вполне традиционная. Подобное делали и композиторы Нью-Йоркской школы, и импровизаторы вроде Nuova Consonanza. Результат тоже звучит типично, насколько это возможно для выбранного жанра. Первые минуты напоминают раннюю додекафоническую музыку, быть может только более разреженную, не столь динамичную, в которой иногда встречаются трезвучия. Затем интенсивность нарастает, к фортепиано присоединяются другие инструменты. Традиционная схема драматики не означает, впрочем, скуки и банальности. Всякую музыкальную мысль, чтобы она была жива, необходимо продумывать с самого начала, всерьез, и именно это тут и делают.

Эта работа, вероятно, принадлежит к той герметичной, сосредоточенной на себе музыке, которую интереснее играть, чем слушать. Чтобы проникнуться ею, нужно приложить некоторое усилие; тогда беспорядок и бесформенность обернется мета-порядком — тончайшей и самой хрупкой формой, устойчивой лишь покуда на нее направлено внимание. Но награда того стоит: из разрываемого внутренними противоречиями авангардного «пугала» запись превращается в связный и увлекательный нарратив. Скорее всего, далеко не каждый слушатель сможет пройти этот путь. Но «Traditional Scheme» и не пытается понравиться каждому.

Слушать альбом:
Apple Music | Spotify | Deezer | Яндекс.Музыка

Об авторе

Юрий Виноградов

Музыкант-импровизатор, саунд-продюсер и историк философии. Ведет Telegram-канал «Механика звука». Музыка на Bandcamp: Yuri Vinogradov.

Добавить комментарий

Наш плейлист

Архивы

Свежие комментарии