Kahil El’Zabar “Kahil El’Zabar’s America the Beautiful” (Spiritmuse, 2020) | Джазист | Рецензии

Kahil El’Zabar
“Kahil El’Zabar’s
America the Beautiful”
(Spiritmuse, 2020)

“What up, America?” — вопрошает Каиль эль-Забар в финале своей новой пластинки. Вопрос, скорее, риторический, ведь на протяжении предыдущих 45 минут прославленный перкуссионист только и делает, что рассказывает, как обстоят дела в Америке и есть ли у великой страны будущее. Рассказывает, что примечательно, не прибегая к словам, исключительно языком музыки, но колкие интонации считываются на раз. А когда в конце к разношерстному ансамблю музыкантов примыкает голос (эль-Забар издевательским, полным иронии тоном исполняет ура-патриотический канон “America the Beautiful”) альбом окончательно превращается в предвыборную агитку. Что его, впрочем, совсем не портит.

В начале лета у эль-Забара вышла почти полуторачасовая запись “Spirit Groove” в паре с сооснователем World Saxophone Quartet, саксофонистом Дэвидом Мюрреем. Тогда на мгновение показалось, что главный проповедник афроцентричного джаза потерял хватку. Запись была гладкой, сытой и до зевоты скучной. “America the Beautiful” — ее полная противоположность. Она обезоруживает с первых же звуков. Пока маэстро выстукивает простенький ритм на перкуссии, труба Кори Уилкса, скрипка Сэмюэля Уильямса и баритон-саксофон легендарного (ныне покойного) Хэмиетта Блуэтта затевают увлеченный спор. Очень быстро он превращается в шатающееся многоголосие, где особо не обращают внимание на гармонию и не стараются попасть в унисон. Всё бы ничего, но эксперименты ставятся на базе одной из главных патриотических песен США (на альбоме она появляется дважды — инструментал в начале и версия с вокалом в конце). Это как если бы Давид Голощёкин открыл концерт мелодией «То березка, то рябина», сыгранной мимо нот. 

На “Jump and Shout (For Those Now Gone)” эль-Забар разворачивается в полную силу. Это открытка из прошлого, привет родному Чикаго и AACM-тусовке, в которой музыкант варился в 1970-х и 1980-х и которой руководил целых восемь лет (AACM — Association for the Advancement of Creative Musicians, то есть Ассоциация содействия развитию творческих музыкантов). Весь его творческий метод здесь как на ладони: сумасшедший грув, отбивающая трайбл-ритмы перкуссия, булькающий фанк в басовой линии, пронзительные соло духовых в духе The Art Ensemble of Chicago.

Ностальгическую тему подхватывает “Express Yourself” — новое прочтение старого фанк-хита, который в конце 1980-х засемплировали рэперы N.W.A. В их клипе темнокожий мальчишка с камнем в руке восставал против плантатора — вряд ли эту деталь можно считать простым совпадением после убийства Джорджа Флойда. Вперед, подначивает эль-Забар, вырази себя, а вдруг под булыжниками — пляж? В его версии композиция звучит задорно и едко, а подотчетный ансамбль начинает маршировать, словно новоорлеанский уличный оркестр. Эффект толпы музыкантов, идущих в ногу с тобой, усиливается на “Freedom March” — нервной, истерической свинг-плясовой, в которой короткая фраза кочует от инструмента к инструменту, как эстафетная палочка, пока не начинает вгонять в транс. Оркестр, кажется, и сам толком не понимает, где оказался — на празднике демократии или на ее похоронах.

Хотя “America the Beautiful”, безусловно, сообщает о разладах в американском королевстве, эль-Забар умудряется обойтись без постылых нравоучений. Его цель — не столько поставить циничный диагноз обществу, сколько обозначить курс действий. Один из номеров так и называется — “How Can We Mend a Broken Heart”. Это нежная и светлая интерпретация хита Эла Грина (сочиненного, впрочем, Bee Gees), и если искать мораль пластинки, то именно здесь. Рецепт спасения мира стар, как сам этот мир. Вера и терпимость — наше оружие; любовь победит зло. А музыка ей в этом поможет.

Об авторе

Наталья Югринова

Журналист, копирайтер. В детстве слушала мамины пластинки Сонни Роллинза и Бена Уэбстера — и они до сих пор не отпускают.

Добавить комментарий

Наш плейлист

Архивы

Теги