Fire! «Defeat» (Rune Grammofon, 2021) | Джазист | Рецензии

Fire!
«Defeat»
(Rune Grammofon, 2021)

Рейтинг: 4 из 5.

В ряду многочисленных проектов, созданных с участием неутомимого шведского саксофониста Матса Густафссона, трио Fire! стоит особняком. Его принципиальное отличие от других ансамблей заключается в открытом декларировании формально довольно простого структурообразующего принципа при создании большинства произведений. «Когда мы стали работать и записываться вместе, мы поняли, что нам интересно делать нечто иное, чем просто гремящий фри-джаз, — объяснял Густафссон автору этих строк. — Нам всем очень интересно играть риффы, интересно, что происходит, когда создаешь рифф, держишься за него, ломаешь его, потом возвращаешься к нему. Когда мы только начинали, нас уже объединяла общая идея — идея работы с одними только риффами».

Конечно, за десять с лишним лет существования шведское трио не раз отступало от этого принципа — и всё же не отказалось от него полностью, то и дело возвращается к нему, и именно по его реализации Fire! можно почти безошибочно отличить от любых других трио с привычным для условного фри-джаза инструментальным составом «саксофон-бас-барабаны». Любовь к риффовой структуре Густафссон обнаруживал и в других проектах — например, в другом своем знаменитом трио, The Thing. Но именно в Fire! эта приверженность превращается почти в самоцель, и именно эти простые ходы, повторяющиеся в течение продолжительного времени, оказываются у трио главным способом воздействия. Неслучайно в творчестве Fire! довольно много медленных номеров, где музыканты играют с оттяжкой, упиваясь разными возможностями разукрасить риффы. Густафссон подчеркивает, что склонностью к риффовой структуре фри-джаз оказывается близок гаражному року, но отмечает, что его трио в педалировании этой своей склонности наследует не только The Stooges, но и, например, Чарлзу Тайлеру или Арчи Шеппу.

Что касается инструментального состава, то Густафссон и отчасти басист Юхан Бертлинг с первых записей трио обогащают звучание, используя также клавишные инструменты и электронику (Густафссон обильно практикует это и на концертах), а барабанщик Андреас Верлин на одном из альбомов пробует себя в качестве исполнителя на лэп-стил-гитаре (так называемой «гавайской»). Кроме того, говоря о Fire!, нельзя не упомянуть о родившемся на базе трио его в каком-то смысле антиподе — Fire! Orchestra, в состав которого поначалу входило около 30 человек (а ритм-секцию на самом первом альбоме составляло аж восемь!). Оркестр задумывался как большой состав с духовыми, гитарами, электроникой и вокалистами (в последнее время добавилась и смычковая секция), исполняющий музыку трио, так что принцип построения всего на простых риффах присутствует и в произведениях оркестра, хотя, конечно, временами управляемые Густафссоном музыканты довольно далеко отходят от этого.

Но важно отметить, что противопоставление большого оркестра камерному составу в данном случае довольно условно — как в силу вышеупомянутого наличия дополнительных инструментов в составе трио, не гнушающегося записи с наложением, так и благодаря регулярному участию гостей в записях Fire!. Собственно, записей, сделанных только втроем, в дискографии трио всего две. На самом первом альбоме в одном из треков появляется вокалистка Мариам Валлентин, впоследствии — один из двух основных голосов и автор большой части текстов Fire! Orchestra. Есть записи, сделанные с участием гитаристов-экспериментаторов — американца Джима О’Рурка и австралийца Орена Амбарчи (как следствие, музыка здесь течет более свободно, она в куда меньшей степени построена на риффах, чем обычно), еще на одном альбоме присутствует виолончелист Лео Свенссон Сандер.

Нынешнюю запись трио отделяет от предыдущей, «The Hands», немногим более трех лет. Оркестр за этот период выпустил две программы, в которых существенно отошел от первоначального риффового принципа. В программе «Arrival» риффы присутствуют в большом количестве, однако некоторые номера по структуре ближе к обычной песенной форме, а не к риффам и коллективной импровизации с пением, как было раньше. Более того, здесь есть два кавера («Blue Crystal Fire» фолк-экспериментатора Робби Басё и «At Last I Am Free» диско-группы Chic — этот номер приобрел вторую жизнь благодаря Роберту Уайатту и революционерам-постмодернистам из загадочного коллектива Cassiber). Ну а в прошлом году оркестр замахнулся на Кшиштофа нашего Пендерецкого с его масштабным сочинением «Actions for Free Jazz Orchestra», созданным в 1971 году для большого ансамбля импровизаторов, собранного трубачом Доном Черри.

Новейший альбом трио «Defeat» в каком-то смысле представляет собой нечто вроде мостика между прежним звучанием трио (предыдущий альбом, кстати, был записан без гостей) и прежним же звучанием оркестра. Реализовано это благодаря участию двух духовиков — тромбониста (а также сузафониста) Матса Элеклинта и трубача из Хорватии Горана Кайфеша (здесь он играет на четвертитоновой трубе). Роль ответственных за пресловутые риффы теперь распределяется между басистом Бертлингом и ними — подобно тому, как в произведениях Fire! Orchestra нередко риффы берет на себя духовая секция, звучащая порой очень плотно, как, например, в финале «Each Millimeter of the Toadpart 2». Кстати, за аранжировки духовых на альбоме отвечает Элеклинт, тем самым частично переквалифицируясь из гостя в соавторы.

Появление (впервые) дополнительных духовиков на записи Fire! значительно меняет не только сам саунд, но и, условно говоря, баланс звука и вообще настроение и содержание музыки. Гаражным роком здесь особо уже и не пахнет, номера становятся менее тяжеловесными, в них больше полета, порхания, даже чего-то вроде свинга. Разнообразится и драматургия за счет противоборства солистов-духовиков, порой случавшегося в произведениях оркестра, но, разумеется, немыслимого до сих пор на записях трио. Еще одним существенным отличием «Defeat» от предыдущих записей трио, также придающим музыке легкости, становится появление в арсенале Густафссона флейты — с ее соло начинается альбом, ее же прерывистыми трелями и заканчивается. На флейте Густафссон играл еще в юности, пока не освоил саксофон, но многие годы он ее использовал крайне редко, предпочитая флейтофон — флейту с мундштуком от саксофона. Лишь в последнее время флейта стала возвращаться в обойму Густафссона в чистом виде, причем чем дальше, тем увереннее. Благодаря флейте и трубе увеличивается количество высоких нот, и музыка становится светлее и мягче. Деликатнее, по-домашнему звучат бас Бертлинга и барабаны Верлина, который часто использует щетки и глухую бочку, а в номере «Defeat (Only Further Apart…)» — ковбелл и другие звенящие ударные. Пожалуй, это самый светлый и уютный альбом Fire!.


Слушать альбом: Apple Music | Deezer | YouTube | Яндекс.Музыка

Об авторе

Григорий Дурново

В свободное время — джазовый обозреватель.

Добавить комментарий

Наш плейлист

Архивы

Свежие комментарии