Эван Паркер: гид по сольному творчеству в 14 альбомах | Джазист | Тексты

Эван Паркер:
гид по сольному творчеству
в 14 альбомах

Осенью 2021 года вышел «Winns Win» — последний на данный момент сольный альбом мастодонта импровизационной сцены Эвана Паркера. Творческое наследие 77-летнего Паркера колоссально; по подсчетам сайта RateYourMusic, в его дискографии свыше 280 релизов. Британский саксофонист хорошо известен не только многочисленными коллаборациями, но и сольными сопрано-саксофоновыми концертами. По просьбе «Джазиста» Илья Белоруков взглянул на эти записи Эвана Паркера в ретроспективе.

Порой кажется, что Паркера слишком много — мол, ну сколько можно его слушать, да и играет он одно и то же. Но такой упрек не слишком справедлив, по крайней мере, в части сольных альбомов саксофониста. Давайте посмотрим на его дискографию внимательно: предыдущий сольник вышел в 2010-м, до этого — в 2001-м, еще раньше — в 1993-м. Оговоримся, что всё это касается именно акустического соло на сопрано, потому что за тот же период изданы еще две мультитрековые композиторские работы и случился единственный в дискографии Паркера релиз на теноре. Получается, основная часть сольного наследия саксофониста приходится не на наше время, а на конец 70-х и 80-е. Потому каждая новая его сольная работа — важное событие для музыканта и его поклонников.

***

Эван Паркер родился в 1944 году, на альт-саксофоне начал играть в 14 лет, а первым его кумиром был Пол Дезмонд. Через пару лет, следуя примеру Джона Колтрейна, он переключился на сопрано- и тенор-саксофоны, с тех пор ни разу не изменяя выбранному курсу. В 1966-м Паркер перебрался из Бирмингема в Лондон, сразу окунувшись в местную сцену и открывающиеся новые горизонты, связанные с импровизационной музыкой. Один из самых думающих импровизаторов того времени, барабанщик Джон Стивенс, пригласил его в группу Spontaneous Music Ensemble (SME), с которой Эван в 1968-м году записал альбом «Karyobin», краеугольную работу европейского импрова. Со Стивенсом Паркер будет работать вплоть до смерти Джона в 1994-м.

Это время ознаменовалось и другими судьбоносными встречами. В том же 1968 году вышел легендарный «Machine Gun» саксофониста Петера Брётцманна, и Эван там играет; знакомство состоялось через контрабасиста Петера Ковальда, представившего Паркера немецким фри-джазменам. В 1970-м гитарист Дерек Бэйли основал с Эваном The Music Improvisation Company, и их релиз стал одним из первых для только открывшегося знаменитого лейбла ECM. С Дереком Эвана связывала не только дружба, но и лейбл Incus, который музыканты основали вместе. Первым его релизом стало трио с Ханом Беннинком «The Topography of The Lungs» (1970), тоже альбом эпохальный. В середине 80-х пути Бэйли и Паркера разошлись, они даже перестали общаться, но это совсем другая история. А пока Эван налаживал связи в Европе, участвовал в записях импров-оркестров Globe Unity Orchestra и London Jazz Composers Orchestra. К середине 70-х он накопил огромный концертный опыт и был готов попробовать себя в сольной ипостаси.

 «Saxophone Solos»
(Incus, 1976)
Купить

На альбоме с незамысловатым названием «Saxophone Solos» — совсем не тот Эван Паркер, к которому все мы привыкли. Музыканту 32 года, он начинает сольное плавание. Звук на альбоме сухой и близко записанный, а в игре много открытой экспрессии и неподдельного энтузиазма в нахождении новых приемов. Вспоминается история про многочасовые занятия Паркера для языка (стаккато, двойной и тройной язык), во время одного из которых из раструба саксофона потекла кровь. Он просто не заметил, когда поранил язык! Альбом беспокоен, количество идей явно преобладает над скрупулезным доведением их до конца, а манера игры еще не выстроилась в полной мере. Тем не менее это важный документ того времени и задел на будущее не только для самого Эвана — тут, к примеру, легко отыскать параллели с сольной игрой Джона Зорна.


«Monoceros»
(Incus, 1978)
YouTube

Через два года на том же лейбле Incus вышел следующий студийный альбом Паркера «Monoceros». Он был записан необычным образом: сигнал шел с микрофонов сразу на виниловую пластинку, а это значит, что права на ошибку не было. Паркер вызов принял и великолепно справился с задачей, записав четыре пьесы. Всю первую сторону занимает «Monoceros 1», в которой саксофонист выдувает фирменные сопрановые пассажи на протяжении почти двадцати двух минут. Три пьесы со второй стороны компактны, в них нет бесконечного циркулярного дыхания; музыкант выстраивает отношения с окружающим пространством (акустика помещения уже стала полноправным участником его записей) при помощи фразировки через паузы. Это еще не совсем тот сольный «классический» Паркер, знакомый нам сегодня, но шаг от первого альбома сделан немаленький.


«At the Finger Palace»
(The Beak Doctor, 1980)

«Vaincu.Va! Live at Western Front 1978»
(Western Front New Music, 2013)

Есть еще два документа, запечатлевшие Эвана Паркера образца 1978-го. В 1980 году издали концертник «At The Finger Palace», в 2013-м появился «Vaincu.Va! Live At Western Front 1978». Концерты были записаны под конец масштабного сольного тура по Северной Америке, состоявшего из 29 концертов за 31 день. Эти записи более шероховатые и неровные, если сравнить их с «Monoceros». Такова природа многих сольных концертов импровизирующих музыкантов, когда исполнитель может переключиться с одной мысли на другую довольно резко, иногда может быть и не досказав что-то. У Паркера не случается откровенных «заблуждений», но его мысль явно более подвижна и хрупка, чем в студийных условиях. В том числе этому способствует акустика помещения. В небольшой комнате калифорнийского заведения «Woody Woodman’s Finger Palace» почти нет реверберации, саксофон звучит сухо, и с этим приходится работать, иногда через силу. В канадском концерт-холле «Western Front» отклик зала есть, и Эван играет легче — здесь ему есть за что зацепиться, кроме своих собственных звуков. А может быть дело в том, что это был последний концерт изнуряющего тура.


«Six of One»
(Incus, 1982)

YouTube

На альбоме «Six of One» (он записан в 1980-м) с первого трека проявляется вектор внимания Эвана Паркера, который станет одной из отличительных особенностей его манеры. Это скрупулезная игра мультифоников и обертонов, когда рождается иллюзия многоголосия саксофона. Не без помощи акустики вокруг Паркер создает и развивает несколько пассажей в разных регистрах, получая многогранную звуковую картину. Тут слышно, что он явно нашел эти приемы не так давно и еще не уделяет им всё свое внимание. Вообще же, название альбома говорит о том, что у каждого из шести треков была своя идея: Паркер сначала что-то немного пробовал, потом записывал. Хорошо прослушивается изначальный посыл и дальнейшая его трансформация. Явным стал и момент работы с пространством: запись велась в церкви с ее колоссальной реверберацией. Почти в каждом треке саксофонист обращается к помещению, работает с ним. Эта идея взаимодействия с акустикой актуальна для музыкантов всегда. А именно саксофоновые дела в этой плоскости очень детально развил в своей музыке Джон Бутчер, представитель следующего за Паркером поколения английских импровизаторов.


«Zanzou»
(Jazz & Now, 1983)

YouTube

«Chicago Solo»
(Okka Disk, 1997)

YouTube

В 1982-м Эван гостил в Японии, и по следам того тура вышел альбом «Zanzou». Продюсером выступил Кунио Накамура — ему будет посвящен один из следующих альбомов Паркера. «Zanzou» состоит из трех пьес с трех разных концертов. Материал вполне схож с концертниками 1978-го, но здесь есть один важный документ — соло на тенор-саксофоне. Имеет смысл нарушить хронологию и пробросить мостик от «Zanzou» к единственному сольнику Паркера на теноре — «Chicago Solo», сессии которого состоялись в 1995-м. Слушая этот альбом, осознаешь, что Паркеру сложно играть соло на теноре: достаточно крупный и неповоротливый инструмент с большим звуком для его мелкой и деликатной техники просто-напросто не подходит так, как сопрано. Конечно, он играет по-другому, уделяя место паузам и фразировке гораздо больше, чем при игре на сопрано в те годы. Немаловажно, что запись сделана в студии с сухим звуком [помещение без эха и посторонних шумов. — Прим. редакции], и у Паркера нет возможности играть с акустикой, что в сопрановых записях является одним из ключевых элементов.


«The Snake Decides»
(Incus, 1986)

YouTube

Внушительная пауза между этим и предыдущим сольными альбомами Паркера выдержана не просто так. На момент записи музыканту исполнился 41 год, в этом возрасте можно не бояться быть самим собой и делать всё, что считаешь нужным, никуда не спеша. Эван именно так и делает, не разбрасываясь мыслями, а точно и упорно разрабатывая найденное ранее. Музыка с первых же секунд захватывает внимание слушателя, поражая многократно возросшей виртуозностью и не меньше чем предельной концентрацией на молниеносных коротких пассажах в трех или даже четырех регистрах. В хитросплетениях мелодий и развитиях мысли можно легко запутаться, стоит лишь чуть отвлечься и расслабиться. А поток звуков всё идет и идет. Эван не делает поблажек и не прерывает циркулярное дыхание — и только лишь в третьем номере альбома дает слушателю немного воздуха, играя отрывистые линии, за которыми изредка появляются паузы. С этого альбома Эван стал бескомпромиссным в сольной ипостаси и принялся дотошно развивать начатое в 70-х дело. «The Snake Decides» — возможно, лучший альбом для знакомства с сольным Паркером и один из лучших во всей его необъятной дискографии.


«Conic Sections»
(Ah Um, 1993)

YouTube

Дальше — больше, причем в прямом смысле. Если «The Snake Decides» длился «всего лишь» 45 минут, после которых иной слушатель мог оказаться без всяких сил, то следующий альбом «Conic Sections» добивает уши страждущих на протяжении 70 минут. Он посвящен упомянутому выше Кунио Накамуре, японскому промоутеру концертов, активному в 80-х и ушедшему в 1992-м. Запись случилась в 1989-м и четыре года дожидалась своего часа. Паркер в короткой аннотации пишет, что просто почувствовал во время занятий необходимость записаться, и подвернулось хорошее место, чтобы это осуществить. «Conic Sections» — очень непростой альбом, но для терпеливых слушателей это находка и кладезь множества витиеватых наигрышей Паркера. Надо отдать должное звукорежиссеру Майклу Герзону, аккуратно и детально задокументировавшему мастерство саксофониста во всей красе. Он же, кстати, записывал и предыдущий альбом.


«Process and Reality»
(FMP, 1991)

YouTube

Между изданиями двух вышеупомянутых сольников затесался обычно забываемый многими слушателями диск «Process and Reality». Обычно его вспоминают как первый пример отклонения Паркера от импровизации в реальном времени: здесь он работал в студии с наложениями партий друг на друга. Справедливости ради надо сказать, что из 14-трекового диска на 62 минуты целых 38 минут отданы всё же сопрановым соло без всяких студийных ухищрений. Это импровизации небольшой формы с сухим студийным саундом, в них Паркеру ощутимо не хватает простора для реализации идей многоголосия. Одновременно это возможность прислушаться к игре Паркера без стен церкви и ее акустики: на первый план выходит очевидная сложность техники саксофониста и его способы пробраться через эти сложности для создания цельного музыкального высказывания. Мультитрековые пьесы — это дуэты, трио или квартеты с самим собой. Они звучат понятнее и легковеснее, создается ощущение, что это тесные рамки для Паркера, в которых он теряется и не знает, чего хочет достичь в итоге. Может, поэтому он ограничивается совсем краткими формами по две, три или четыре минуты, на протяжении которых идея успевает надоесть из-за своей очевидной природы.


«Lines Burnt in Light»
(psi, 2001)

Звукорежиссеру главных альбомов Паркера Майклу Герзону посвящен альбом «Lines Burnt in Light», давший старт собственному лейблу Паркера psi. Лейбл приютил под своим крылом Мартин Дэвидсон, глава легендарного Emanem. После двух мощнейших высказываний в конце 80-х Паркер долго не выпускал сопрановый альбом, и вот 11 октября 2001 года состоялась долгожданная сессия в церкви. Думаю, что и печальные события 11 сентября в США повлияли на музыку. Три пьесы на часовом альбоме: первая 27-минутная записана до того, как в церковь пришла публика; вторая и третья, на 12 и 22 минуты, записаны уже с аудиторией. Ощущается, что Паркер немного замедлился, его технические возможности не такие, как были раньше. Но это компенсируется накопившимся опытом и возросшей духовностью, мудростью. Спокойствие, с которым британец играет, поразительно: ничего лишнего не происходит, всё на своих местах и работает на общее целое. Экспрессия теперь не на поверхности музыки, тут меньше впечатляющей виртуозности. Выразительность живет внутри музыки и раскрывается потихоньку, не спеша погружая слушателя в мир полифонии саксофона. Любопытно, как Паркер немного оживляется в первом треке с публикой: как и любому музыканту, ему не чужда встреча с энергией слушателей, она зачастую подпитывает и подгоняет. Этот эффект пропадает в заключительной импровизации на диске, и Паркер логично и размеренно завершает повествование.


«Time Lapse»
(Tzadik, 2006)

Apple Music

В 2006-м вышел сольный альбом-долгострой Эвана Паркера, работа над которым велась с 1996 по 2001 годы. Как и «Process And Reality», это мультитрековый альбом. Композиции здесь более продуманные и замысловатые, хотя и вновь простые по своим формам. Встречаются текстуры, на фоне которых играются сольные партии, есть соло без сопровождения, находятся ритмические пьесы, буквально заставляющие вспомнить композиторов-минималистов. И всё бы хорошо, слушать интересно, но не оставляет ощущение, что Паркер находится не в своей тарелке — эти контексты любопытны, но чужды его нутру, требующему вызова здесь и сейчас и моментального ответа на возникающие вопросы. В композициях Паркер будто играет на 50% от своих возможностей, отдавая в жертву композиторству исполнительское мастерство. А ведь именно живая игра и есть главное его качество, и это в очередной раз подтверждают несколько пьес альбома, записанных без сопровождения. Кстати, на альбоме есть сюрприз — четырехминутная дроновая пьеса, сыгранная на органе (!). Как вообще такое случилось?


«Whitstable Solo»
(psi, 2010)

YouTube

Спустя девять лет после выхода «Lines Burnt in Light» Эван Паркер вернулся к однажды опробованной идее. Альбом «Whitstable Solo» тоже записан в церкви в присутствии слушателей, и одна пьеса — до их прихода. Паркер обратился к лаконичным формам, будто вспомнив о начале сольной карьеры и, в частности, об альбоме «Six of One». Что, может быть, неслучайно: 28 лет спустя Эвана снова записал Адам Скипинг, его старый друг, который обычно работает с академическими музыкантами и сам играет на струнных инструментах. Концерт состоялся в 2008-м, диск вышел в 2010-м. Другой товарищ Эвана, Гарри Гилонис, поэт, был на этом выступлении и написал поэму, слушая потом запись; ее можно прочитать в буклете к диску. Музыкально Паркер вновь поменялся — стал играть лиричнее и вроде даже проще. На альбоме чуть ли не впервые в его сольной карьере появляются моменты, сыгранные обычным традиционным звуком саксофона без всяких передуваний и расширенных техник. Это музыка мастера умудренного, знающего, чего он достиг и всё еще интересующегося неизведанным. Меньше он использует и циркулярное дыхание, после стольких лет давая себе явно насладиться послезвучием саксофона. Нельзя не заметить, что Паркер иногда даже начинает сбиваться с мысли, перескакивая на другую, но всё же остается в контексте собственных размышлений. Занятно, что наиболее бодрая и длинная пьеса «Whitstable Solo α-ω» в этот раз записана без аудитории: в ней слышен тот самый Эван Паркер, который всем нам знаком.


«Winns Win»
(Byrd Out, 2021)

Apple Music | YouTube

Самый свежий альбом «Winns Win», записанный в 2020-м, — это посвящение гитаристу Джону Расселу; как мы видим, для Эвана немаловажно адресовать музыку ушедшим из жизни друзьям. Музыка вдохновлена дизайнерскими работами Уильяма Морриса (1834–1898), в которых Паркер нашел параллели со своими паттернами и многослойной структурой импровизаций. Уже после записи Паркер решил посвятить пластинку Расселу. В первую очередь обращаешь внимание на необычный саунд альбома. Пространство весьма небольшое, и кажется, что звук сдавлен. Зато мы слышим, как работают клапаны саксофона, и дыхание Эвана гораздо отчетливее, чем на всех других альбомах. Паркер вновь выпустил альбом спустя долгое время, прошло двенадцать лет. Сейчас он сочетает лирику и традиционный звук со своими наработками более плавно, концентрируясь на малых формах — тут есть даже минутный трек. Возникает мысль о некоей этюдности материала, но всё же это не так: пьесы выстроены не с тем, чтобы показать что-то вскользь, но чтобы изложить ту или иную мысль. А мысли Паркера всё так же ясны и прозрачны, как и раньше.


Об авторе

Илья Белоруков

Импровизатор, композитор, звукорежиссёр, один из владельцев лейбла Intonema, рецензент. Автор Telegram-канала Musicworm. Музыка на Bandcamp: Ilia Belorukov.

Добавить комментарий

Jazzist в соцсетях

Архивы

Свежие комментарии