Эсбьорн Свенссон и e.s.t.: главные рок-н-ролльщики джаза | Джазист | Тексты

Эсбьорн Свенссон
и e.s.t.:
главные рок-н-ролльщики джаза

В конце девяностых — первой половине нулевых не было в европейском джазе группы влиятельней, чем шведское трио e.s.t. (Эсбьорн Свенссон — фортепиано, Дан Берглунд — контрабас, Магнус Эстрём — ударные). Соединив импровизацию с элементами академической и рок-музыки, e.s.t. создали новый звук, определивший траекторию развития малых джазовых составов на годы вперед. Помимо звука, e.s.t. создали новый для джазовых комбо образ единой и неделимой группы, где изменения в составе были немыслимы даже на разовое выступление. Взлет скандинавской сцены, развитие «‎нового прохладного джаза»‎ далеко за пределами континентальной Европы (от англичан GoGo Penguin до американского саксофониста Донни Маккаслина) напрямую или косвенно связаны с той революцией, которую совершили e.s.t. Трагическая гибель Эсбьорна Свенссона, основателя и лидера e.s.t., внезапно прервала творческий путь группы, однако даже двенадцать лет спустя джаз по-прежнему находится под влиянием e.s.t. По просьбе «Джазиста»‎ Григорий Дурново написал о великом пианисте и композиторе Эсбьорне Свенссоне и сделал подробный гид по музыке e.s.t.

Пианист без нот

Шведский пианист Эсбьорн Свенссон вместе со своим трио приобрел статус звезды еще при жизни. Он — отличный пример музыканта, которому удалось существенно расширить представление о современном джазе. Свенссон обогатил звуковую палитру за счет создания музыки, имеющей явную связь с джазом, но вместе с тем наследующей многое и от академической музыки, и от рока, и от более поздних жанров. Фортепианным трио, чьи произведения порой звучат как рок-инструменталы или подложка для хип-хоп-трека, в наше время никого не удивишь. Но именно Esbjörn Svensson Trio (e.s.t.) было среди первопроходцев такого формата и оказало огромное влияние на следующие поколения музыкантов.

Авторитет Свенссона, скончавшегося в 2008 году, по сей день непререкаем. Его наследие до сих пор упорядочивают и издают. После смерти пианиста вышло уже два альбома с материалом, который трио успело записать в студии. Продолжают выходить и концертники. Творчество Свенссона по-прежнему востребовано и актуально (и не только среди европейцев). К нему то и дело обращаются джазовые музыканты — например, американский гитарист Ли Ритенаур — и представители других жанров. Так, сэмпл из произведения Свенссона «From Gagarin’s Point of View» звучит на недавнем альбоме американского певца Моузеса Самни.

Эсбьорн Свенссон родился в 1964 году. Детство его пришлось на то время, когда рок набирал силу и становился музыкой, звучавшей повсюду. Именно рок стал первым музыкальным направлением, в котором пробовал себя юный Свенссон вместе с другом, барабанщиком Магнусом Эстрёмом. Дома у него звучало совсем другое — джаз и академическая музыка. Мать Свенссона была классической пианисткой, отец собирал джазовые пластинки, а двоюродный дядя был джазовым композитором. Классический фортепианный репертуар — от Баха до Бартока и Шостаковича — остался со Свенссоном на всю жизнь: произведения этих авторов он исполнял дома и разыгрывался с их помощью в студии.

Свенссон поступил в Королевскую высшую музыкальную школу, не зная нотной грамоты, и прекратил обучение, не пройдя полный курс. С 1984 года, еще до поступления, он начал регулярно играть в главном джазовом клубе Стокгольма Fasching. Как утверждает Шведский национальный биографический словарь, вскоре Свенссон собрал свое первое джазовое трио. Согласно другим источникам, с 1984 по 1988 год он играл в ансамбле джазового барабанщика Фредрика Норена. Не позднее 1988 года Свенссон начинает работать как сайдмен с разными музыкантами и занимается этим довольно активно вплоть до начала 2000-х. Среди тех, кто его приглашал, были поп-певицы, соул-джазовые коллективы, продюсер Кристиан Фальк. 

Официальная история Esbjörn Svensson Trio начинается в 1990 году. Рождению трио предшествовало воссоединение Свенссона с Магнусом Эстрёмом — сначала для совсем иного проекта. В дуэте под названием Stock Street B они использовали живую электронику и сэмплы. Но группа так и не нашла своего слушателя. Позднее Эстрём оценивал этот опыт как слишком опередивший время.

Тем не менее, друзья детства продолжили сочинять и играть музыку вместе. Вскоре к ним присоединился Ханс Бакенрот — ныне один из самых известных шведских джазовых контрабасистов. Записей от этого состава, по-видимому, не осталось. В 1992 году Бакенрот осознал, что не сможет уделить трио столько времени, сколько от него требуется. Его сменил Дан Берглунд, работавший со Свенссоном в квинтете певицы Лины Нюберг. Этот состав трио просуществовал в неизменном виде 16 лет, а мог бы просуществовать и дольше, если бы не внезапная гибель пианиста. 

В джазе редко встречаются творческие союзы подобной прочности. Свенссон не мог вообразить на месте любого из участников трио другого музыканта. Он ввел правило: если один заболеет, остальные могут выступить без него, дуэтом, — но о временной замене выбывшего кем-то другим речь не шла. В истории e.s.t. действительно был случай, когда Берглунду нужно было срочно отлучиться после первого отделения концерта — и тогда Свенссон и Эстрём вышли на сцену вдвоем. Для самого Свенссона трио стало любимым детищем и единственным проектом, в котором он реализовал себя как солист и лидер. Это тоже не совсем типичная практика: обычно джазовые музыканты за свою жизнь меняют много ансамблей и составов, нередко участвуя в разных проектах одновременно. Сосредоточенность Свенссона на e.s.t. постепенно передалась всем участникам трио. Если в 1990-х годах музыканты еще продолжали сотрудничать с другими коллективами, то в следующем десятилетии по призыву лидера свели подобную деятельность к минимуму и сфокусировались на совместном творчестве.

19931997. Формирование стиля

Первый альбом трио «When Everyone Has Gone» вышел в 1993 году. Несмотря на то, что в целом здесь преобладает классическое постбоповое звучание, в некоторых номерах этого альбома можно усмотреть контуры того, что родится в дальнейшем. Особенно удивляет двухчастная композиция «Mohammed Goes to New York». В первой части отчетливо слышен восточный колорит, звучит вокализ в исполнении Эстрёма. Вторая, в целом более традиционная, частично строится на не характерном для постбопа угловатом риффе. Неслучайно позднее, на переломном альбоме 1999 года «From Gagarin’s Point of View», появится «ответная» композиция «The Return of Mohammed». Важно, что Свенссон использует на дебютной пластинке трио не только фортепиано, но и электропиано Fender Rhodes, а также синтезатор, благодаря чему номера с вроде бы традиционным обликом звучат менее очевидно.

Поначалу трио искало собственный стиль — в том числе путем экспериментов с другими артистами. В 1993 году вышел альбом Свенссона с певицей Линой Нюберг «Close», который состоял преимущественно из джазовых стандартов, кавер-версии битловской «Here, There and Everywhere» и двух авторских композиций. Годом позже вышел альбом «Jazz Furniture», записанный секстетом: помимо e.s.t., в записи участвовали трое духовиков, двое из которых позднее станут основателями ведущего скандинавского фри-джазового ансамбля Atomic. На альбоме звучит преимущественно постбоп, за исключением, пожалуй, завершающей композиции в духе танго «Astor», сочиненной саксофонистом Фредриком Люнгквистом. 

В следующие годы любопытный список альбомов, записанных при участии трио, расширился. С певицей Луизой Хоффстен и гитаристом Лассе Энглундом ансамбль выпустил альбом «Kära Du» (1996) с обработками шведских народных песен. С саксофонистом Кристером Андерссоном — альбом авант-джаза «Intromotion» (1997). С певицей Викторией Толстой — «White Russian» (1997). С певцом-исполнителем в различных жанрах Фредди Вадлингом — «A Disc for Coffee» (1999). В 2005-м вышел совместный альбом с поэтессой Кристиной Лугн. К этому времени трио уже существенно расширило свой арсенал, и различные способы звукоизвлечения служат идеальным сопровождением голосу Лугн.

В 1995 году у трио вышел концертник «Mr. and Mrs. Handkerchief». Здесь уже никакого электричества, более того — в двух номерах Свенссон играет даже не на концертном рояле, а на пианино. Тем не менее в этих записях можно услышать мощную энергию и упругость, которые будут характерны для трио и в дальнейшем. По интенсивности и экспрессии звучание во многом напоминает трио Кита Джарретта; впечатление усиливается благодаря манере Свенссона сопровождать игру нечленораздельным пением. В качестве характерного примера можно назвать «Like Wash It or Something», в середине которого трио осваивает новые звуковые горизонты и как будто забредает на неизведанную территорию.

Большой успех и известность на родине музыкантам принес альбом 1996 года, на котором трио (частично в сопровождении струнного квартета) исполняет произведения Телониуса Монка. Вроде бы всё в пределах очерченной Монком традиции, но кое-что звучит весьма своеобразно: например, «Bemsha Swing» с практически латиноамериканским ритмом. Сочинения Монка трио будет многие годы исполнять на концертах, и они останутся почти единственными чужими произведениями в его репертуаре.

К 1996 году относится первая запись Свенссона с ансамблем тромбониста Нильса Ландгрена Funk Unit. Это единственный коллектив, помимо e.s.t., в котором пианист проработал продолжительное время. На альбоме «Paint It Blue», как и на двух последующих, Свенссон, играющий преимущественно на Fender Rhodes, выступает как заправский фанковый музыкант — и является не только исполнителем, но в некоторых случаях также соавтором композиций. Благодаря работе с Ландгреном Свенссон познакомился с владельцем влиятельного германского джазового лейбла ACT Зигги Лохом, который взял e.s.t. под крыло.

Второй номерной альбом трио, «Winter in Venice», вышедший в 1997 году, получил премию Grammis (шведский аналог Grammy). Звучит он, как и предыдущие работы, традиционно, но снова есть исключения. Стоит выделить сюиту «Semblance Suite in Three or Four Movements» — особенно последнюю ее часть, где чисто джазовые переборы как будто неожиданно рождаются из повторов одних и тех же нот, а потом в них же внезапно переходят, после чего всё резко заканчивается.

К сожалению, от Свенссона практически не осталось законченных сольных работ (если не считать концертных и студийных импровизаций), в которых его исполнительско-композиторское начало проявилось бы в чистом виде. Исключение составляют всего четыре композиции, попавшие на сборник «Solo Flights» 1997 года, посвященный четырем шведским пианистам: помимо Свенссона, это Бобо Стенссон, Стив Доброгош (живущий в Швеции американец) и Андерс Видмарк. Среди этих сравнительно небольших высказываний хотелось бы выделить резковатую и почти спонтанно развивающуюся пьесу «Dance» с нестандартными гармоническими переходами и эпизодическими, как будто случайными прижатиями струн. Интересна также «Fall» с бодрым блюзовым ритмом, но непредсказуемым мелодическим и гармоническим развитием — этакий бодрый поход в никуда. 

В 1998 году вышел первый альбом дуэта Свенссона с Нильсом Ландгреном «Swedish Folk Modern», посвященный интерпретациям шведских народных мелодий. Идею музыкантам подсказал Зигги Лох. Эта запись явила миру мягкую, нежную сторону обоих музыкантов, в обычное время склонных к резким энергичным движениям. 

1999. «Гагарин» и полный улет

Следующий же год стал переломным для творчества Свенссона и его трио. На альбоме «From Gagarin’s Point of View» были заданы новые направления движения ансамбля, оформилось то звучание, по которому трио будут узнавать впредь. Кроме того, изменились взаимоотношения внутри группы: если раньше Свенссон старался контролировать весь творческий процесс, что создавало трения между участниками, то теперь он полностью доверился своим партнерам и предоставил им возможность действовать по своему усмотрению. Таким образом, в произведениях усилился импровизационный элемент, стало увеличиваться количество используемых приемов, и, в целом, в музыке трио появилось больше свободы. Темы по-прежнему придумывал Свенссон, но Эстрём, планомерно расширяющий набор ударных инструментов, отвечал за грувы (и названия треков), а любитель хард-рока Берглунд существенно обогащал звучание, в частности, имитируя электрогитару с дисторшном.

Альбом «С точки зрения Гагарина» показывает, как вокруг привычных джазовых элементов вырастают другие, вроде бы чужеродные, и как джаз вплетается в них. В этом смысле очень характерна пьеса «The Chapel». Она неторопливо развивается вроде бы по понятным и предсказуемым законам, но попутно то тут, то там возникают какие-то посторонние звучки неизвестного происхождения. Неожиданные гармонии создают впечатление временного проваливания в яму, а под конец на заднем плане вырастает объемный клавишный фон, и становится понятно, что музыка трио уже не будет прежней.

Именно на «Гагарине» вышли два, наверное, главных хита e.s.t. — задумчивая одноименная композиция, видео с которой стало первым роликом из мира шведского джаза, попавшим на MTV, и напряженная, летящая «Dodge the Dodo» с навсегда запоминающейся темой. А исполнение заковыристой, спотыкающейся «Definition of a Dog» на концертах превратилось в своего рода аттракцион — публика каждый раз ждала, что еще нового тут могут придумать музыканты.

«Гагарин» стал первым альбомом трио, выпущенным за пределами Скандинавии. Вскоре после его выхода ансамбль выступил на фестивалях в Монтрё и немецком городе Зальцау (Jazz Baltica).

2000–2003. Джаз или не джаз?

Годом позже, в 2000-м, вышел альбом «Good Morning Susie Soho», на котором «гагаринские» идеи получили продолжение. Музыканты явно осмелели: так, заглавная композиция с квакающим басовым звуком, привязчивым риффом-каркасом и относительно ровным битом создает впечатление чего-то электронного, почти техно. А пьеса «The Wraith» представляет собой средоточие электронных и гитарных шумов, в которое далеко не сразу (и ненадолго) втискиваются контрабас и рояль. Кое-где используются звуковые наложения (по словам Свенссона, они выступают в роли приправ к основному блюду) — например, фонограмма вроде шума толпы в финале «Spam-Boo-Limbo».

Популярность трио растет. Альбом попал в национальные поп-чарты, пластинки расходились большими тиражами, на концерты стала приходить молодежь — нетипичная джазовая публика. Примерно в этот же период у трио появился «четвертый участник» — так Свенссон называл звукорежиссера Оке Линтона, который стал сопровождать ансамбль на концертах, чтобы всякий раз добиваться узнаваемого саунда. Интерес к музыке e.s.t. появляется за пределами Европы: американская компания Sony Columbia выпускает компиляцию из «Гагарина» и «Сюзи Сохо» под названием «Somewhere Else Before».

Следующий студийный альбом, «Strange Place for Snow», удостоенный множества премий, вышел в 2002 году. Звук густеет, музыкальная ткань становится все сложнее. Свенссон не скрывает, что в этот период на музыкантов большое влияние оказала музыка Radiohead — композиция «Serenade for the Renegade» первоначально даже называлась просто «Radiohead-Melody». Особо хочется отметить композицию «Behind the Yashmak» с дрожащим тембром основного инструмента и резким обрывом в финале — как будто нажали на паузу или порвалась пленка. Пожалуй, это самый радикальный способ вмешательства в условно джазовую композицию со времен Майлза Дэвиса. Хитом стала пьеса «When God Created the Coffeebreak» — частично она строится на подобии баховских фуг, которое по ходу дела мутирует в насквозь кривое джазовое соло. У Свенссона, разумеется, постоянно спрашивали, является ли его музыка джазом, и он отвечал, что его этот вопрос не очень занимает.

Джазовые элементы в музыке трио никуда не делись — просто чем дальше, тем больше они обрастали чем угодно иным. В частности, пьеса «Spunky Sprawl» с «Strange Place for Snow» вполне может быть названа джазовой, но вместе с тем структура и внутреннее наполнение в ней куда более хитрые, чем у большинства джазовых пьес, созданных до этого. Одним из творческих принципов трио Свенссона стоит считать уходы в свободное плавание в рамках композиции, которые предполагают не фри-джазовую импровизацию, но и не просто импровизированную вариацию поверх заданной гармонической структуры, а нечто иное. Это может быть выведение на первый план какого-нибудь одного перебора, на котором до этого строилась общая конструкция, или совсем новый фрагмент, изложенный иным языком. 

Годом позже трио выпустило альбом «Seven Days of Falling». В заглавной композиции можно услышать гитарные завывания в сочетании с ровным, почти механическим битом и как будто зацикленной короткой фразой контрабаса. Основной прием в пьесе «Elevation of Love» — препарированное фортепиано. На альбоме есть удивительный скрытый трек. Парадоксалисты из e.s.t. спрятали от глаз стороннего наблюдателя настоящий поп-хит, да еще и с пением — вокальную версию композиции «Believe, Beleft, Below» в исполнении Джоша Хейдена, сына великого джазового контрабасиста Чарли Хейдена. Позднее песня под собственным названием «Love Is Real» получила полноценное хождение: ее пели Виктория Толстой и Нильс Ландгрен.

В том же году на фестивале Jazz Baltica Свенссон выступил не только с трио, но и в составе поп-джазового проекта с участием Нильса Ландгрена, гитариста Пэта Метини и саксофониста Майкла Брекера. Метини и Ландгрен (как вокалист) присоединились и к сету трио, которое в тот раз играло с камерным оркестром германской земли Шлезвиг-Гольштейн. Свенссон говорил, что Метини был кумиром всех участников трио, что выступление Pat Metheny Group в Стокгольме в начале 1980-х произвело на него очень сильное впечатление и что в каком-то смысле e.s.t. работает в том же ключе — играя частично джазовую, безусловно импровизационную музыку, но звучащую как на рок-концерте.

2004–2006. Слава

В 2004 году e.s.t. выступали в США на разогреве у k.d. lang. Это период ярких выступлений в больших концертных залах и на стадионах с номерами, длительность которых могла существенно превышать 15 минут. В конце года жюри, состоящее из представителей джазовой индустрии из 23 стран, присудило музыкантам премию в номинации «European Artist of the Year». В том же году вышел второй дуэтный альбом Свенссона с Нильсом Ландгреном. Кроме того, была выпущена запись, где Свенссон выступил исключительно как автор музыки, — альбом Виктории Толстой «Shining on You». 

Описывая принципы работы трио в интервью порталу AllAboutJazz, Свенссон объяснял, что музыкантам интересно продолжать работать в акустическом звучании, примешивая к нему другие звуки, но не переходя полностью в электричество. Концерты в этот период отличает отсутствие у музыкантов предварительно составленного сет-листа: они на ходу решают, что из уже довольно большого репертуара играть, а также всё больше импровизируют между номерами. В 2003 году, оказавшись гостем знаменитой радиопрограммы «Лето» (Sommar) на канале P1, что в Швеции означает признание обществом заслуг человека, Свенссон так описывал выступления трио: «…Музыка несет нас, а мы просто откликаемся. Это потрясающе, сродни религиозному ощущению. Внезапно мы слышим, что играем нечто, что никогда не играли раньше. <…> Когда такое происходит, думаю, публика это тоже чувствует. Мы вместе с ней оказываемся внутри чего-то, что больше никогда не случится, что невозможно воссоздать».

На альбоме «Viaticum» 2005 года действие разворачивается «на фоне протеста»: почти в каждой композиции на заднем плане происходит что-то, противоборствующее основным темам, готовящееся их разорвать. Да и основные темы часто выполнены в не самом дружелюбном к слушателю ключе. Особняком стоит заглавная композиция: она начинается как прелюдия Шопена (один из самых важных для Свенссона композиторов) с басовым сопровождением и обрастает прочувствованным монологом рояля. Есть на этом альбоме и скрытый трек — незаметно возникающий из тишины, атмосферный, состоящий из перестуков, гудения, свиста и других звуков не вполне понятного происхождения, которые потом сменяются позвякиванием клавиш и обволакивающим пением контрабаса на высоких нотах.

Следующий альбом изначально задумывался Свенссоном как нечто вроде «Хорошо темперированного клавира» для трио, однако позже музыканты от этой идеи отказались — хотя влияние классики на нем сильно. «Tuesday Wonderland» 2006 года суждено было стать последним альбомом e.s.t., вышедшим при жизни Свенссона. Автор этих строк склонен включать его в десятку лучших записей в истории джаза. В каком-то смысле идеи и принципы трио, разработанные на предыдущих релизах, здесь доведены до максимума. Это музыка, которая поражает мгновенно и требует подробного исследования: подчас дерзкая, граничащая с постмодернизмом, но им не являющаяся в силу очевидной искренности чувств. Первый номер, «Fading Maid Preludium», снова (напоминая «Viaticum») начинается как шопеновская прелюдия — чтобы вскоре обратиться металлическим медляком. Последний же трек «Fading Maid Postludium» стартует примерно с того места, на котором наступало затишье в первом, а затем возвращается к фортепианным размышлениям вполне академического характера. В большинстве случаев мы имеем дело не со смешением стилей как самоцелью, а, скорее, с неиссякаемым любопытством, стремлением открыть что-то новое в звуке, передать то, что внутри, единственно возможными, пусть и непривычными для кого-то средствами. Об этом говорят, например, уносящие слушателя вдаль «Eighthundred Streets by Feet» и «Goldwrap» с гипнотическим воздействием или даже эффектом возбуждения, как в роке. Об этом же — построенные на схожих повторяющихся паттернах «The Goldhearted Miner» с прижатыми струнами рояля и «Sipping on the Solid Ground», где структурообразующий рифф чем-то напоминает «Every Breath You Take» The Police.

Даже пьесы, в которых нет (или кажется, что нет) привнесенных, как бы чуждых джазу элементов, звучат так, как если бы они там были, — так, в композиции, давшей альбому название, напрашиваются какие-то скрипы или скретчи.

2008. Последний концерт

Тем временем звездный статус e.s.t. начинает распространяться за пределы Европы. Трио становится первым европейским ансамблем, попавшим на обложку главного американского джазового журнала DownBeat. Менеджмент группы повышает требования к организаторам концертов: для перевозки инструментов нужен отдельный автобус, в один вечер со Свенссоном не должны выступать другие пианисты. Вместе с трио на гастроли ездит не только звукорежиссер Оке Линтон, но и постановщик светового шоу. Выступления напоминают рок- и поп-концерты: музыканты играют в клубах дыма, со специальным видеорядом на экране. 

Как это выглядит, мы увидели в Москве 30 мая 2008 года в Концертном зале имени Чайковского. Московскому концерту суждено было стать последним в истории трио. Зрелище было неоднозначным. Поначалу Свенссон производил впечатление если не отталкивающее, то вызывающее оторопь: бритоголовый, в тельняшке, извивающийся и практически ползающий по клавишам — в сочетании с дымом и прочим поп-антуражем это несколько отвлекало от музыки, которая казалась жутковатой. Но вскоре музыка взяла свое — для автора этих строк это произошло в тот момент, когда на поверхность выбрался джазовый язык.

Почти полутора годами раньше, в январе 2007 года, во время турне по Азии и Австралии трио арендовало на два дня студию в Сиднее, чтобы записать полностью спонтанный материал — аналог совместных импровизаций во время концертов. Музыканты и раньше уединялись в студии и джемовали, а потом из этих джемов рождались композиции, которые входили в репертуар трио и попадали на альбомы. На этот раз Свенссон отобрал из девяти часов записей материал, которого хватало на целых два альбома.

14 июня 2008 года, через месяц после того, как первая половина отобранного материала была передана лейблу ACT, и за неделю до начала американского турне, Эсбьорн Свенссон погиб, занимаясь подводным плаванием. Ему было 44 года.

2008–2012. Постмортем

Разумеется, ни о каком продолжении деятельности в рамках трио речи быть не могло. Убитые горем Эстрём и Берглунд некоторое время, по собственным признаниям, вообще были не способны музицировать. Затем они пошли разными дорогами, время от времени встречаясь — преимущественно в проектах, посвященных памяти пианиста. Неожиданное и радостное продолжительное воссоединение ритм-секции произошло в 2017 году по инициативе норвежского клавишника Бюгге Вессельтофта. В результате возникло удивительное трио Rymden, которое недавно выпустило второй альбом.

Но вернемся к сиднейским записям. Первый альбом из двух, «Leucocyte», вышел в сентябре 2008 года. Записи эти отражают взаимопонимание между музыкантами, которое к тому моменту достигло почти телепатического уровня. Певец Джейми Каллум говорил, что e.s.t. — это гениальный человек-мутант с шестью руками, тремя мозгами и одним музыкальным чувством. На «Leucocyte» это особенно слышно. Не возникает соблазна приписать Свенссону главенствующую позицию из-за сочиненных им тем. Музыку создают трое равновеликих музыкантов. Здесь много эксперимента, много электроники (а также звуков радио) — но прежде всего поразительная, пробивающаяся через толщу звука единая музыкальная линия, несмотря на отсутствие мелодии как таковой. Можно услышать и тонкую работу с шумами и примочками, сопровождающими игру живых инструментов, и увлеченно-ожесточенную барабанную атаку, и трек под названием «Jazz», который действительно похож на джаз (хотя это и не сразу понятно), и тотальный дисторшн, и повторяющуюся почти пять минут последовательность из примерно двух нот. Отдельный трек альбома — минута молчания.

Через три с половиной года, в марте 2012-го, вышла вторая часть сиднейских сессий, названная по номеру студии — «301». Берглунд и Эстрём поработали над ней вместе со звукорежиссером Оке Линтоном. Этот альбом звучит куда менее жестко, чем предыдущий. В целом возникает ощущение, что большая доля внимания намеренно уделена роялю. Здесь много фрагментов, почти лишенных ощущения импровизации, как, например, в треке «Three Falling Free, Pt. I» или в финальной балладе «The Childhood Dream», которую особенно легко принять за заранее отрепетированный номер. Но есть и продолжительные выстраивания больших, гремящих, вибрирующих конструкций почти на одном аккорде, как в «Three Falling Free, Pt. II».Можно заниматься неблагодарным делом и гадать, во что в дальнейшем превратились бы плоды этих сиднейских записей, какую музыку трио играло бы на концертах. Можно, слушая, грустить об ушедшем, благо музыка временами этому способствует как нельзя лучше. Но, кажется, в конечном счете, оба этих посмертных альбома несут одно послание: трио, несмотря ни на что, живо. Ни одно «постджазовое» фортепианное трио так и не сумело повторить славу e.s.t. Зато его наследие можно еще долго переосмыслять, ведь Свенссон, Эстрём и Берглунд обозначили коллегам такие горизонты, которые можно расширять годами.

Слушать плейлист с главными композициями e.s.t.:

Apple Music | Яндекс.Музыка | ВКонтакте

Об авторе

Григорий Дурново

В свободное время — джазовый обозреватель.

прокомментировали

  • Кажется, в ссылке на плейлист на ЯМ ошибка.

  • Исправили, спасибо большое! Теперь ведет куда надо

Наш плейлист

Архивы

Теги