«Born to Be Blue» (Universal, 2015): не тот Чет Бейкер | Джазист | Фильмы

«Born to Be Blue»
(Universal, 2015):
не тот Чет Бейкер

В середине 60-х годов знаменитый трубач Чет Бейкер (Итан Хоук) переживает не лучшие дни. Он только что вышел из итальянской тюрьмы, в которую угодил за хранение и употребление наркотиков, а карьера его после необыкновенного взлета в 50-х медленно катится вниз. Героин и депрессия ломают Бейкера изнутри, но всё становится еще хуже после того, как его жестоко избивают на улице: сломанный зуб не позволяет ему играть на трубе как раньше. Чет с тоской вспоминает о времени своей славы, когда он с легкостью соперничал с Майлзом Дэвисом и Диззи Гилеспи. Наркотики, отсутствие возможности играть, проблемы с законом — всё это погружает музыканта на самое дно. Он предпринимает попытку покончить с собой, но его спасает актриса Джейн (Кармен Эджого), с которой у Бейкера закручивается роман. Девушка помогает ему прийти в себя, а затем ставит ультиматум: либо она, либо наркотики.

Жизнь и судьба Чета Бейкера экранизировались неоднократно, да и сам он в какой-то момент чуть было не стал кинозвездой. В середине 50-х Чет был настоящей иконой послевоенной эпохи — неслучайно его сравнивали с Джеймсом Дином. В его красоте таилась какая-то особая энергия молодости, сочетавшая хрупкость и бунтарство. Канадский режиссер Роберт Будро с юности «болеет» музыкой Бейкера: именно Чет стал героем его первой студенческой короткометражки. В 2015 году Будро нашел возможность снять о музыканте полнометражный фильм.

Как оказалось, Будро интересовала не столько реальная личность Бейкера, сколько собственная фантазия о нем. «Рожденный для грусти» не назовешь достоверным байопиком о легендарном музыканте, и не сказать, что эта картина объемно и выразительно передает атмосферу «золотой эпохи» джаза. Наоборот, 50-е с их прокуренными ночными клубами показаны в фильме довольно типично. Но задача здесь, пожалуй, в другом: режиссер фокусируется на страданиях и внутренней боли героя, и найденная интонация позволяет увидеть Чета Бейкера с другой стороны.

Итан Хоук играет с большим энтузиазмом и на вершине своих возможностей, а в двух песнях, вошедших в саундтрек, он еще и поет, подражая хрупкой вокальной манере Чета Бейкера. Этот музыкант в его исполнении — невероятно талантливый, но крайне сложный и противоречивый персонаж. Сопереживать экранному Чету нелегко: им движут прежде всего эгоизм, жажда любви и признания. В отношениях с Джейн (эта героиня — собирательный образ нескольких возлюбленных настоящего Чета Бейкера) он довольно быстро проявляет себя как абьюзер. Она ухаживает за ним, буквально нянчит его и помогает пройти через подлинный ад, чтобы Чет вновь смог играть на трубе, записываться и выступать. Но в финале оказывается, что трубач, в общем-то, использовал ее. Название фильма будто бы объясняет его мотив: он рожден для грусти и для того, чтобы транслировать ее через музыку. Без печали он не видит свою жизнь — и уж тем более не мыслит себя в условиях благополучной семьи, о которой мечтала Джейн.

Показать главного героя неприятным типом — довольно интересное и неожиданное решение для байопика. Чтобы следовать выбранному курсу, Будро основательно подтасовал биографию Бейкера. Конечно, здесь есть и события, произошедшие в действительности, — например, заключение музыканта в тюрьму или нападение на него на улице (хотя существуют разные версии его причин). Однако зачастую факты изложены совсем не в хронологической последовательности, а жизнь музыканта после возвращения на сцену вообще не попала в фильм. У режиссера другая концепция: на экране — не настоящий Чет Бейкер, а вольная интерпретация его образа. Главное здесь — финал картины, который заставляет иначе взглянуть на Бейкера и многих музыкантов его поколения. Оказывается, что это история о глубоком одиночестве, неудовлетворенности собой и миром вообще. Только музыка способна упорядочить бесконечный хаос мироздания, а жизнь музыканта — своего рода подвижничество, трагическим атрибутом которого нередко становится саморазрушение.

Трудно сказать почему (возможно, из-за проблем с правами), но музыка Чета Бейкера в фильме не звучит: под руководством пианиста Дэвида Брэйда и трубача Кевина Туркотта коллектив музыкантов записал композиции из репертуара Бейкера. Впрочем, неискушенный в джазе зритель вряд ли заметит разницу, ведь «замаскирован» саундтрек умело и со вкусом. Это такой же образ музыки Бейкера, как и сюжет — образ его биографии.

Чтобы лучше узнать подлинного Чета Бейкера, стоит обратиться к замечательной документалке Брюса Уэбера «Let’s Get Lost», снятой в 1988 году, спустя несколько месяцев после смерти музыканта. «Рожденный для грусти» не стремится к достоверности, а режиссура не слишком интригует и захватывает. Однако емкий финал и многогранная игра Итана Хоука придают картине жизни, и она остается в памяти как метафора дуализма искусства и зависимости, музыки и одиночества.


Слушать саундтрек на Apple Music

Об авторе

Кирилл Горячок

Кинокритик, искусствовед, неравнодушен к старому джазу и блюзу. Автор Telegram-канала Blues & Roots.

Добавить комментарий

Наш плейлист

Архивы

Свежие комментарии