30 джазовых альбомов с начала года | Джазист | Рецензии

30 джазовых альбомов
с начала года

2022 год стартовал далеко не так, как большинство из нас ожидало, — и, не скроем, выбил нас из привычного графика. Мы давно не публиковали традиционные ежемесячные дайджесты с десятками лучших альбомов. Джазовые записи тем временем продолжают выходить, и многие из них совершенно точно стоят того, чтобы о них поговорить. Наталья Югринова собрала тридцать заметных альбомов с начала года, о которых «Джазист» еще не успел написать, — от прог-джазового выпада Брэда Мелдау до нетривиального альбома стандартов Тиграна Амасяна и экспериментальной барочной сюиты Данило Переса.

Cécile McLorin Salvant
«Ghost Song»

(Nonesuch)

Яндекс.Музыка | Apple Music | Spotify | YouTube Music | VK Музыка | Bandcamp

Рейтинг: 5 из 5.

Когда в свои 32 года ты — главная джазовая вокалистка планеты и трижды обладательница «Грэмми», кажется, что больше расти некуда. Последние альбомы Сесиль Маклорин Сальван, за которые она каждый раз получала статуэтки-граммофончики, были неизменно безупречными. Никто другой, по крайней мере из молодых джазовых певиц, не умеет так мастерски сочетать высочайшую технику с благородной, интеллектуальной подачей — да еще при этом пропевать все чувства так, словно у тебя за плечами лет двадцать актерской карьеры. Впрочем, было в этой безупречности и что-то слишком правильное, скучное. Хотелось, чтобы Сальван почаще проявляла бунтарский характер, который в ней явно искрит и дымится. На «Ghost Song» случилось именно это: сменив лейбл, Сальван высвободила джинна из бутылки и моментально взлетела на такие творческие высоты, где ее снова уже не догнать соперницам по джазовому цеху. Новый альбом — торжество постмодерна: певица перепевает Кейт Буш и Стинга, вихрем проносится по мюзиклу «The Wizard of Oz» и зонгам из «Трехгрошовой оперы», освежает репертуар Грегори Портера с помощью банджо. Одна из самых любопытных вещей тут — «I Lost My Mind» авторства самой Сальван; нежная баллада стремительно перерастает в эпичный арт-поп с нагромождениями органных партий в исполнении пианиста Салливана Фортнера. Но главное, в этом альбоме столько свежести, и из каждой озвученной ноты бьет такое торжество жизни, что блеклыми призраками начинают выглядеть даже предыдущие работы певицы.


Alabaster DePlume
«Gold»
(International Anthem)

Яндекс.Музыка | Apple Music | Spotify | YouTube Music | VK Музыка | Bandcamp

Рейтинг: 3.5 из 5.

Назвать джазом новый двойной альбом манчестерского саксофониста Алабастера Деплюма язык не поворачивается, так что давайте сразу обозначим стилистического «слона в комнате». «Gold» звучит как мешанина спокен-ворд, фолка, госпела, эйсид-джаза и даже трип-хопа. Но это ничуть не мешает ему попасть в струю современного джаза, каким его представляют «молодые и горячие» — Шабака Хатчингс, Джейми Брэнч, Irreversible Entanglements, Энджел Бэт Дэвид и другие. У всех этих музыкантов есть кое-что общее — помимо желания примерять джазовый инструментарий на наследие поп- и рок-музыки. Они — яркие индивидуалисты, готовые проторить новые дороги хоть в джазе, хоть в общественно-социальном дискурсе. На «Gold» Деплюм много и охотно выговаривается на тему повестки и даже накачивает инста-мантрами на успех («Don’t Forget You’re Precious»). Его саксофон здесь уходит на второй план. А на первом плане оказывается талант «дирижера» большого и разношерстного оркестра. Деплюму помогают с записью два десятка исполнителей, в основном таких же идейно заряженных, как и он сам (например, барабанщики Том Скиннер из Sons of Kemet и Сарати Корвар). Голос каждого в финальной работе отчетливо слышен — а значит, с задачей Деплюм справился.


Danilo Pérez featuring The Global Messengers
«Crisálida»
(Mack Avenue)

Яндекс.Музыка | Apple Music | Spotify | YouTube Music | VK Музыка | Bandcamp

Рейтинг: 5 из 5.

Гениальность панамца Данило Переса как пианиста лишний раз объяснять не надо. Любое красноречие заменят его блистательные записи с Уэйном Шортером, Роем Хэйнсом, Ли Коницем, Джо Ловано, Джеком Деджонеттом. И, конечно, с Диззи Гиллеспи — удивительным образом Перес успел заскочить в этот поезд и в 19 лет стал самым молодым участником его United Nation Orchestra. Но гениальность Переса как мыслителя и идеолога музыки почему-то воспета меньше. А ведь под его лучшие композиторские работы, к коим относится и новая «Crisálida», подведена ясная концептуальная платформа. Конек Переса, профессора колледжа Бёркли, в так называемой компровизации — особом состоянии композиторской свободы, которое позволяет сочинять сложные, объемные произведения на лету, прямо в процессе импровизации. Даже на уровне идеи такой подход звучит экспериментально и эклектично. На «Crisálida» идею воплощает в жизнь еще более эклектичная команда — The Global Messengers, музыканты из Палестины, Греции и Иордании, плюс временами на испанском поет жена Переса Патрисия. Результат — исполинская, утонченная, почти барочная сюита, которую пронизывают арабские и средиземноморские фолковые влияния, а глубокая композиторская мысль скрепляет и цементирует всё воедино.


Binker & Moses
«Feeding The Machine»
(Gearbox)

Яндекс.Музыка | Apple Music | Spotify | YouTube Music | VK Музыка | Bandcamp

Рейтинг: 4 из 5.

Сёрферы, одними из первых оседлавшие новую волну британского джаза, саксофонист Бинкер Голдинг и барабанщик Моузес Бойд, первыми же несут ее куда-то дальше. Как и другие представители этого течения — The Comet Is Coming, GoGo Penguin, Portico Quartet — они экспериментируют с широким арсеналом электроники. На новом, пятом альбоме за тейп-луперы и модульные синтезаторы отвечает присоединившийся к дуэту Макс Лютерт. Но электронные примочки троица использует не для усиления танцевальной составляющей музыки, как это делают их коллеги, а для подчеркивания сырого аналогового звука основных инструментов. Всё внимание здесь отдано тенор-саксофону и ударным, солирующим с одинаковой яркостью. Голдинг играет на «Feeding the Machine» почти в ключе традиционного фри-джаза — в прочтении, скажем, Эвана Паркера. Бойд выдает практически Хамида Дрейка (особенно на «Feed Infinite»), сначала уходя в состояние транса, а потом взрывая медитативное спокойствие изнутри яростными сбивками. Это, пожалуй, самый нехарактерный альбом в дискографии Бинкера и Моузеса — и самый в ней любопытный.


The Christiane Karam Quintet
«Nar»
(self-released)

Яндекс.Музыка | Apple Music | Spotify | VK Музыка | Bandcamp

Рейтинг: 4 из 5.

Вокалистка и композитор Кристиан Карам родилась в Бейруте, а имя себе сделала в США на разномастном фьюжне — в основном смешивая песенные традиции Ближнего Востока и Балкан с джазом. Сейчас она преподает в Бёркли, а заодно устраивает там ежегодный фестиваль ближневосточной музыки. Другими словами, Карам сохраняет тесную связь с родиной и при этом располагает доступом ко множеству талантливых музыкантов высочайшего профессионального уровня. Ожидаемо, что квинтет, который она собрала (пианист Вадим Неселовский, виолончелист Насим Алатраш, басист Петр Славов и перкуссионист Кейта Огава), мастерски справляется с нетривиальной задачей — исполнить музыку «неповиновения, ярости и надежды», посвященную взрыву в Бейруте в августе 2020 года. Задача нетривиальная не только из-за ее эмоционального накала, но и из-за хитросплетений в музыке джазовой и этнической составляющих. Всё это напоминает начало какого-нибудь анекдота: собрались украинец, палестинец, болгарин, японец и ливанка… Понятно, что блистает в ансамбле именно Карам — она ураганом крещендо проносится от нежнейшей тишины к шторму, прорастает в музыку вокализами. И именно ее подчеркнуто восточное начало проникает в каждую композицию, будь то авторский материал, народный напев или вещица Антониу Карлоса Жобина. Но аккомпанирующие сайдмены точно и мощно подхватывают каждый ее вздох и выдох — чего стоит перекличка ее, Неселовского и Алатраша на «Beirut». Остается только удивляться взаимопониманию внутри этого интернационального квартета.


Gordon Grdina’s Haram 
«Night’s Quietest Hour» 
(AttaBoyGirl)

Яндекс.Музыка | Apple Music | Spotify | VK Музыка | Bandcamp

Рейтинг: 4.5 из 5.

Еще один интернациональный ансамбль, но теперь на дюжину человек и с важным гостем — Марком Рибо на гитаре. Канадский гитарист и исполнитель на уде Гордон Грдына в последние полгода не скучает. В октябре 2021-го он запустил лейбл AttaBoyGirl и издает теперь на нем собственные и дружественные проекты; «Night’s Quietest Hour» — уже третий релиз. С Грдыной и под его руководством играет египетско-африкано-арабский оркестр Haram, а заглянувший на огонек Марк Рибо выполняет роль спускового крючка — задает в этой группе динамику или сдерживает ее импровизационный натиск. В репертуаре сплошь классика арабского радио, от египетского эстрадного «стандарта» «Longa Nahawand» до едва ли не самой перепеваемой и переигрываемой в истории арабской песни «Lamma Bada Yatathanna», написанной примерно 800 лет назад. Но на то ансамбль и взял себе название Haram (в переводе с арабского — «запретное», в исламе — «грех»), что обращается он с вековым материалом достаточно вольно. Может дать добрейшего Ануара Брахема, а может раззадориться до фри-джазового торнадо в духе психоделических импровизаторов Karkhana. Умеют музыканты, когда нужно, и умерить пыл и внимательно послушать друг друга. Вышло отлично; впрочем, от Грдыны ничего другого и не ожидаешь — его имя давно уже стало знаком качества.


Walter Smith III, Matthew Stevens
«In Common III»
(Whirlwind)

Яндекс.Музыка | Apple Music | Spotify | VK Музыка | Bandcamp

Рейтинг: 3.5 из 5.

Под плашкой «In Common» тенор-саксофонист Уолтер Смит-третий и гитарист Мэттью Стивенс регулярно собирают квинтет разнохарактерных музыкантов и, как можно догадаться по названию проекта, ищут им всем общий знаменатель. В прошлых составах среди прочих засветились вибрафонист Джоэл Росс, ударники Нэйт Смит и Маркус Гилмор, басистка Линда Мэй Хан О — то есть крепкие работяги преимущественно американского мейнстримного цеха. В третий выпуск Смит и Стивенс позвали не «синих воротничков» от джаза, а людей с более абстрактным и даже фри-джазовым мышлением — в частности, пианиста Криса Дэвиса и басиста Дэйва Холланда. Безусловно, и Дэвис, и Холланд — универсальные солдаты и могут вести бой в том числе на излюбленной Смитом территории классического постбопа (что и делают, например, в «Oliver» и «Hornets») — причем влегкую. Но на более сложных номерах («Reds», «Variable», «Dust») Холланд и особенно Дэвис с энтузиазмом уводят приятно-необязательный разговор ни о чем в сторону спонтанных и витиеватых авангард-философствований. И всё же тем самым общим знаменателем становится джазовая традиция. Сколько ни разбредаются гости по разным углам, в какой-то момент они обязательно встречаются, чтобы поочередно поиграть ясные и несколько конспективные постбоповые соло.


Mark Lockheart
«Dreamers»
(Edition)

Яндекс.Музыка | Apple Music | Spotify | YouTube Music | VK Музыка | Bandcamp

Рейтинг: 4 из 5.

Хотите узнать, как звучит новый британский джаз здорового человека? Послушайте последнюю работу саксофониста Марка Локхарта. Эпитет «новый» в отношении к джазу и его автору тут, конечно, стоит использовать с большими оговорками. Локхарт разменял седьмой десяток, а его группы Loose Tubes и Polar Bear переживали свой взлет десятилетия назад. Тем не менее «Dreamers» брызжет свежим звуком и актуальными идеями, которые тому же Шабаке Хатчингсу в голову почему-то не приходят. Тут и хлесткие, лаконичные риффы саксофона, и обилие электронных попискиваний из арсенала спейс-рока, и глубокая свингующая линия барабанов. Благодарить за модный ретрофутуристичный звук стоит, наверное, в первую очередь клавишника Эллиота Гэлвинга. Это на его партиях материал Локхарта начинает звучать как неожиданное комбо Weather Report и Херби Хэнкока («Weird Weather», «Gangster Rat», «Fluorescences»). А заслуга самого Локхарта, несомненно, в хорошем вкусе и умелой организации пространства, где сходятся модное, умное, проникновенное и безупречно исполненное. Правильно говорят: в джазе в 60 лет карьера только начинается.


Marta Sánchez
«SAAM (Spanish American Art Museum»)»
(Whirlwind)

Яндекс.Музыка | Apple Music | Spotify | VK Музыка | Bandcamp

Рейтинг: 4 из 5.

Пианист Джелли Ролл Мортон утверждал, что только при помощи «испанского оттенка» (spanish tinge) джазу можно придать пикантность и остроту. Он, разумеется, имел в виду не чисто испанские, а афро-кубинские и карибские ритмы и гармонические ходы. Но уж очень уместным кажется этот его музыкальный рецепт, когда речь заходит о свежей работе испанской пианистки и композитора Марты Санчес. Последние десять с лишним лет Санчес провела в Нью-Йорке, сперва собрав все мыслимые и немыслимые джазовые награды в родном Мадриде. Ее «испанскость» кроется в способности играть мейнстримный постбоп совсем чуть-чуть «неправильно», выбиваясь то из гармонической, то из ритмической сетки. Эти, с позволения сказать, огрехи роднят «SAAM» с модальным джазом Колтрейна или некоторыми авангардными работами Карлы Блей. Но точнее всего, как ни странно, рождается параллель с прошлогодней работой «Antigravity» саксофонистки Анны Королёвой. Параллель прослеживается не только композиционная, но и в динамике внутри ансамбля. Особенно по части переклички фортепиано и саксофона, когда тандем Марта Санчес — Роман Филиу местами буквально повторяет «противостояние» Антона Баронина и Королёвой.


Henri Texier
«Heteroklite Lockdown»
(Label Blue)

Яндекс.Музыка | Apple Music | Spotify | YouTube Music | VK Музыка

Рейтинг: 3.5 из 5.

К ковидным локдаунам (помните такие?) люди адаптировались по-разному. Контрабасист Анри Тексье, крестный дедушка французского фри-джаза и один из пионеров world-музыки, вынес из них успокоение. Его новый альбом — добряцкий и консервативный постбоп, сыгранный в рамках и по правилам джазового конформизма. Отдушиной Тексье становится нестареющая классика: вещи Телониуса Монка, Коула Портера, даже «Besame Mucho» (лишенная в его исполнении шаблонной вульгарности). Играет контрабасист в компании молодежи — своего сына саксофониста Себастьяна Тексье и барабанщика Готье Гаррига. Судя по всему, ему важно не только уважать традицию, но и передавать ее поколению посвежее. «Heteroklite Lockdown» стартует с сентиментальной темы саксофона; играют «Round About Midnight» Монка. Тоскующее нуарное соло сопровождается игрой щеточками и скупой линией контрабаса с подчеркнуто резонирующим звуком. Тексье постепенно набирает форму и оплетает тему последовательностями басовых нот, словно коконом. На портеровской «What Is This Thing Called Love» красуется ритмическим мускулом Гарриг. На «Fertile Danse» вся братия пару минут резвится в фри-джазовом угаре. Простыми, но действенными приемами Тексье словно бы доказывает, что, даже будучи запертыми в четырех стенах стилевого прототипа, можно продолжать жить и творить, да еще и всей семьей.


Brad Mehldau
«Jacob’s Ladder»
(Nonesuch)

Яндекс.Музыка | Apple Music | Spotify | YouTube Music | VK Музыка | Bandcamp

Рейтинг: 3.5 из 5.

В библейском сюжете Иаков, увидевший во сне лестницу в небеса, просыпается со словами: «Истинно Господь присутствует на месте сем; а я не знал!» Мы, похоже, тоже не знали — не догадывались о том, что легендарный (и, давайте по-честному, великий) пианист Брэд Мелдау может звучать еще и так, как на своем новом прог-роковом альбоме «Jacob’s Ladder». Да-да, вы не ослышались: Мелдау теперь играет прог-рок, причем в самом классическом его изводе: Rush, Yes, Gentle Giant тут присутствуют не только в качестве муз и вдохновителей, но и как источники материала для кавер-версий. Для самого Мелдау прог-рок — лестница в небо джаза. Десятилетним ребенком он слушал его в изобилии, почитывая книги Клайва Стейплза Льюиса и запуская процессы кросс-влияний, которые в будущем смешают в его голове религию, композиционную сложность, соло на десять минут, Майлза Дэвиса, Mahavishnu Orchestra, Radiohead и Джона Колтрейна. «Jacob’s Ladder» — апофеоз этой мешанины и то еще варево. Музыка мечется от одной своей ипостаси к другой, стараясь одновременно реветь Тиллем Линдеманном в «Herr und Knecht», рассказывать философские притчи в «Tom Sawyer» и распадаться хрупким синтипоп-авангардом на «Jacob’s Ladder, Pt. II: Song». Больше того, пианист в какой-то момент покидает всевозможные синтезаторы и электроорганы, и пересаживается за ударную установку, подменяя Марка Джулиану, своего давнего партнера по проекту Mehliana. Такое ощущение, что Мелдау решил записать главный концептуальный труд своей жизни — но получился он совсем не таким, как можно было ожидать.


Marquis Hill
«New Gospel Revisited»
(Edition)

Яндекс.Музыка | Apple Music | Spotify | YouTube Music | VK Музыка | Bandcamp

Рейтинг: 4 из 5.

Если вам вдруг понадобится объяснить кому-то, как работает джаз, очень удобно сделать это на новом альбоме чикагского трубача Маркиса Хилла. Хилл проворачивает один нехитрый трюк: берет собственную пластинку одиннадцатилетней давности («New Gospel»), собирает могучую кучку друзей (вибрафонист Джоэл Росс, саксофонист Уолтер Смит-третий, пианист Джеймс Фрэнсис, басист Хариш Рагхаван, ударник Кендрик Скотт) и переигрывает старую работу заново — да так, что материал начинает сверкать совершенно новыми гранями. Вся идея джаза, в конце концов, и заключается в том, что коллективная импровизация рождает новые неожиданные находки, не так ли? У Хилла, адепта хард-бопа и явного последователя идей Фрэдди Хаббарда и Ли Моргана, такие находки непременно случаются — и во многом как раз за счет мощнейшего потенциала приглашенных музыкантов. Показательна, например, композиция «Autumn (Live)». В первоисточнике «Autumn» тему вела труба, аккуратно передавая соло контрабасу; вся драма строилась на противостоянии духовых и сухопарой ритм-секции. В нынешней живой интерпретации конфликта как такового нет вообще: в любой момент времени секстет звучит практически полным составом, а основная мелодия обрастает новыми аккордами и дополнительной глубиной.


Baritone Domination
«Radioactivity»
(self-released)

VK Музыка | Bandcamp

Рейтинг: 4 из 5.

Когда в мире столько разговоров о ядерной войне, выпускать альбом с названием «Радиоактивность» — шаг несколько провокационный. Впрочем, коллектив Baritone Domination — провокация сама по себе: дуэт московских саксофонистов Александра Сереченко и Сергея Храмцевича, к которым примыкает ударник Пётр Отоцкий, минимумом инструментальных средств умудряется добиться максимума звуковой и композиционной фактуры. В арсенале музыкантов — луперы, альтернативные техники звукоизвлечения (конкретно тут ими пользуются скромно), медитативные, по-свинговому сильно раскачанные ритмы, короткие мелодические фразы, которые при повторении и наложении друг на друга возводят впечатляющую стену звука. В «Kindness» Сереченко и Храмцевич — оба в великолепнейшей форме и с изумительным чувством локтя — вначале неспешно повторяют звуковые фрагменты, вгоняя слушателя в транс, а в финале заходятся в экстатических дисторшн-воплях. В «Mercy» схема похожая, только дроун-апогей, в котором за бурю и взрыв отвечает главным образом Отоцкий, длится несколько минут. Камлания музыкантов цепляются за слушателя постепенно, шаг за шагом, но держат крепко — совсем как токсичное излучение. «Radioactivity» записан во время мартовского концерта в Зеленограде; записан максимально сыро: слышно, как переговариваются слушатели в зале. И это, кажется, сделано нарочно — в качестве еще одной иллюстрации столкновения живых людей с непримиримой стихией, энергией, сбивающей с ног.


Avishai Cohen
«Naked Truth»
(ECM)

Яндекс.Музыка | Apple Music | Spotify | VK Музыка

Рейтинг: 3 из 5.

Пару лет назад трубач Авишай Коэн беспощадно потоптался по канонам лейбла ECM на альбоме с подходящим названием «Big Vicious». Новая его работа — сюита в восьми частях с эпилогом — звучит как персональное извинение перед основателем лейбла Манфредом Айхером. От былого накала страстей не осталось и следа; Коэн снова страдает анемичным, застывшим в своей ледяной красоте ECM-джазом. Слушаешь его не без удовольствия, но в памяти почти ничего не оседает — то ли музыка, то ли видение. Впрочем, есть одно «но» — и это пианист Йонатан Авишай, давний соратник Коэна. По штрихам и намекам, которые сообщают ему скудные линии трубы и приглушенная ритм-секция (ударник Зив Равиц и басист Барак Мори), он дорисовывает «тело» большинства композиций своими минималистичными пассажами. В его руках и ритм, и эмоции, и пластичность мелодий; к этому имени явно стоит присмотреться.


Nils Wülker & Munich Radio Orchestra
«Continuum»
(Warner)

Яндекс.Музыка | Apple Music | Spotify | YouTube Music

Рейтинг: 4 из 5.

А вот совсем другая труба, динамичная и страстная. Нильс Вюлькер, обладатель всевозможных джазовых наград в родной Германии, объединился с Симфоническим оркестром Мюнхенского радио под управлением дирижера Патрика Хана и записал легкую, теплую, кинематографичную пластинку. Вюлькер последовательно закрывает гештальты: в 2020-м он выпустил электронный альбом «Go», теперь вот на контрасте родился альбом максимально живой, на полсотни человек с акустическими инструментами. Какой бы инструментарий Вюлькер ни использовал, он остается вдохновенным и предельно романтичным композитором. Некоторые его мелодии — как окрыляющая «Unhidden Intentions» или неторопливо нарастающая «Distorting Time and Space» — производят эффект обезоруживающей прямолинейной красоты, знакомый по большинству композиций сочинения Марии Шнайдер. Не исключено, что через десяток-другой лет Вюлькер и впрямь войдет в пантеон с ней, великой, на равных.


Tigran Hamasyan
«StandArt»
(Nonesuch)

Яндекс.Музыка | Apple Music | Spotify | YouTube Music | VK Музыка | Bandcamp

Рейтинг: 3.5 из 5.

Статус джазового небожителя 34-летний пианист Тигран Амасян окончательно и бесповоротно закрепил еще прошлым своим альбомом — «The Call Within» двухлетней давности. Не особенно важно, что последовало бы за этим взятым Эверестом. Любая работа Амасяна отныне, во-первых, автоматически попадает в категорию must listen, а во-вторых, увы, наверняка уступает избыточной роскоши «The Call Within». Такой расклад самому Амасяну прекрасно понятен — именно поэтому он делает финт ушами и выпускает альбом американских джазовых стандартов. Обращение к классике — мудрый ход, когда хочется избежать лобовых сравнений нового твоего авторского материала с уже изданным. Справедливости ради нужно сказать, что на «StandArt» самого Амасяна как раз много. Его характерные идеи и приемы тут прут из всех щелей: острые, ломаные пассажи и ритмы на «Big Foot» Чарли Паркера, легкая фольклорная завязь на «When a Woman Loves a Man» из репертуара Билли Холидей (выходец из Гюмри, Амасян любит и умеет работать со своими армянскими корнями), театральный пафос «I Should Care», нагнетаемый модальными расхождениями с трубой Амброуза Акинмусира. В целом материал этому «амасяниванию» поддается, хотя и не без сопротивления; местами он явно перегружен. Тем не менее пластинку стоит слушать; хотя бы ради блистательного исполнения — Амасян как всегда вольно парит над клавишами. Такая вот и игра в классику, и игра живого классика.


Mark Turner
«Return from the Stars»
(ECM)

Яндекс.Музыка | Apple Music | Spotify | VK Музыка

Рейтинг: 3.5 из 5.

Американский саксофонист Марк Тёрнер чаще проявляет себя в занятиях сайдменством, чем в качестве бэндлидера, и альбом «Return from the Stars» чуть-чуть объясняет, почему так вышло. Играют четверо: Тёрнер на теноре, Джейсон Палмер на трубе, Джо Мартин на контрабасе и Джонатан Пинсон на ударных. Аккордовых инструментов, которые могли бы связать композиции явной гармонической сеткой, тут нет, и без них аранжировки всё время растекаются густым киселем. Нет тут и мелодий, и соло в их классическом понимании; вместо них — протяжные фразы духовых, которые то ли толкают композицию вперед, то ли, напротив, заставляют ее еще больше увязать в своей же зыбучей фактуре. Тёрнер и Палмер еще хоть как-то мелодически взаимодействуют — в «Terminus», например, они даже играют в унисон. А ритм-секция уплывает в совсем отдельный мир и действует автономно, как щупальца осьминога, независимые от центрального мозга. Что тому причиной, доподлинно неизвестно — то ли авторская мысль повелела всем участникам пуститься в самотек, то ли Тёрнер просто не умеет раздавать команды и вести за собой. В любом случае даже в таком виде «Return From the Stars» не лишен очарования, особенно когда Тёрнер переходит от абстракций к по-сонниролинсовски душевному постбопу.


Michael Leonhart Orchestra
«The Normyn Suites»
(Sunnyside)

Apple Music | Spotify | YouTube Music | Bandcamp

Рейтинг: 3.5 из 5.

Трубач Майкл Леонхарт — этакий тамада с лейбла Sunnyside Records; вечно придумывает «интересные конкурсы» и делает так, чтобы всем приглашенным гостям было весело. На прошлом своем альбоме «Suite Extracts Vol. 1» он в джаз-фанковой манере и чаде кутежа переиначивал нетленки Wu-Tang Clan и Spinal Tap. В этот раз так же кипуче и бойко высказывается по вообще-то грустному поводу, на смерть своей таксы Нормина. «The Normyn Suites» — концептуальная элегия полной палитры чувств, в которой есть фанк-боп «Shut Him Down» с голосом Элвиса Костелло и саксофоном Джошуа Редмана, траурная пьеса «Waking from Sedation» с хрупкой, почти атональной гитарой Билла Фризелла и элегантнейшая постбоповая вещь «Wayne Shorter» с саксофоном Донни Маккаслина. Помимо звездного статуса гостей объединяет еще один момент: у них всех в репертуаре есть хотя бы одна композиция с упоминанием собак (вот тут пара доказательств). Такой вот собрался клуб собачников. Похоже, у Нормина был не только талантливый, но и любящий хозяин — а жизнь пса, судя по продолжительности и насыщенности альбома, длилась долго и прошла на полную катушку.


Misha Tsiganov Quintet
«Misha’s Wishes»
(Criss Cross Jazz)

Яндекс.Музыка | Apple Music | Spotify | YouTube Music | VK Музыка

Рейтинг: 4 из 5.

Цвет постсоветской джазовой эмиграции делает красиво. На новом альбоме пианиста Миши Цыганова, вот уже тридцать лет как уехавшего из Санкт-Петербурга в Нью-Йорк, появляются басист Борис Козлов и трубач Алекс Сипягин — вряд ли оба нуждаются в представлении. Дополняют представителей российской диаспоры саксофонист Шеймус Блейк и ударник Дональд Эдвардс. Все — матерые профессионалы, к тому же давно знающие друг друга. Поэтому материал, сочиненный Цыгановым в ковидном локдауне, они исполняют вдохновенно, точно, свободно и с вниманием к деталям. Цыганов показывает типичного себя. В его композициях, отталкивающихся от наследия Арта Блейки, Чарльза Мингуса и раннего Майлза Дэвиса, много смещений ритма, неожиданных скачков темпа, нелинейного развития сюжета. Лучше всего эти его фишки демонстрирует головокружительная композиция «There Was a Birch Tree in the Field, So What», где сходятся в свинговой баталии знакомая с полуфразы «Во поле березка стояла» и классическая дэвисовская «So What».


Chad Fowler, Matthew Shipp
«Old Stories»
(Mahakala)

Яндекс.Музыка | Apple Music | Spotify | VK Музыка | Bandcamp

Рейтинг: 4 из 5.

Саксофонист Чед Фаулер и пианист Мэттью Шипп сходятся на «Old Stories», как два тяжеловеса в поединке. В красном углу — Шипп, тертый калач фри-джаза, известный своими головоломными дуэтами с авангардистами всех мастей, а особенно с Иво Перельманом. В синем — «темная лошадка» Фаулер, неприметный музыкант из Арканзаса, самой яркой вехой трудовой биографии которого стала группа Dopolarians с Уильямом Паркером, Брайаном Блейдом, покойным Элвином Филдером и другими великими в составе. Фаулер и Шипп познакомились осенью прошлого года и встречаются в студии впервые. Изначально кажется, что это битва неравных. Наверняка Шиппу быстро станет скучно. Тем более что каких-то договоренностей относительно того, что им играть, между музыкантами не было. На деле Шипп и Фаулер за секунды настраиваются на частоту друг друга и начинают на сопоставимом уровне гнать бурный поток фри-джазового великолепия. Надо слышать, как Фаулер на своем стритче (альт-саксофон прямой, а не изогнутой формы, как бы вытянутый сопрано) выдувает форшлаги, нахраписто аккомпанируя игривым фразам Шиппа, и как тот уравновешивает его энергичные, шквальные, даже истеричные выпады своей рациональной, трезвой игрой. Спарринг-партнеры то и дело сближаются, проводят серию ударов, запускают новую тему, смещаются относительно друг друга, подхватывают и развивают мысль соперника — и всё по новой. Даже преступный хронометраж в почти полтора часа это зрелище не портит.


Dave Douglas 
«Secular Psalms» 
(Greenleaf)

Яндекс.Музыка | Apple Music | Spotify | YouTube Music | VK Музыка | Bandcamp

Рейтинг: 4 из 5.

Год назад Леонид Аускерн в своей первой рецензии для «Джазиста» точно отметил, что трубач Дэйв Дуглас ищет вдохновение скорее в прошлом, чем в будущем (на контрасте с саксофонистом Джо Ловано, который весь из себя идеалист и футурист). Новый альбом Дугласа «Secular Psalms» патиной времени покрыт еще основательнее, чем обычно. Музыкант посвятил его Гентскому алтарю — знаменитому полиптиху Яна ван Эйка, написанному в XV веке. Фрагмент 600-летней росписи красуется на обложке альбома; дух Средневековья витает и в музыке. Дуглас вводит в традиционный, в общем-то, джазовый ансамбль (виолончелистка Томека Рид, пианистка Марта Варелис, гитарист Фредерик Леруа, ударник Ландек Гиселинк) средневековые лютню и орган, а вокалистка Берлинда Деман тонко и одухотворенно поет высокопарные строфы то на латыни, то на английском. Музыка тут — такая же масштабная, как алтарь ван Эйка. Она разливается стихийными ручейками мелодий, которые переплетаются между собой аки библейские сюжеты. Меняется темп, звуковая фактура внезапно редеет и высвобождает место для блиц-соло. Дуглас известен своей любовью к концептуальным проектам — и, к сожалению, тем, что довольно часто оборачиваются они выспренной интеллектуальщиной. Но «Secular Psalms» осторожно обходит эту ловушку: материал, хоть и плотно нагруженный смыслами, остается интересным и доступным слушателю. В чем-то сочинение Дугласа напоминает работы Амира эль-Сафара и Джона Зорна, в чем-то — чикагский креативный джаз. В общем, сколько в прошлое ни смотри, отражается там всё равно день нынешний.


Luke Stewart’s Silt Trio
«The Bottom»
(Cuneiform)

Apple Music | Bandcamp

Рейтинг: 4.5 из 5.

Басист Люк Стюарт — Джако Пасториус своего поколения. Ну или по крайней мере Дэйв Холланд. Визионер и трудяга, известный по работам с Джеймсом Брендоном Льюисом, Джейми Брэнч, Irreversible Entanglements или по собственному Luke Stewart Exposure Quintet, он привносит в джаз дух панк-саботажа — играет не по правилам, срезает углы, бесстрашно бросается в пучину нового и неизвестного. Хочет — изучает природу и функции звука, продолжая дело Элвина Люсье (альбом «Works for Upright Bass and Amplifier Vol. I & II»); хочет — записывает психоделический эзотерик-джаз с квартетом ситариста Джарвиса Эрншоу («Luke Stewart & Jarvis Earnshaw Quartet»). На «The Bottom» вместе с ударником Чедом Тейлором (тут он играет еще и на калимбе) и саксофонистом Брайаном Сеттлзом он занимается чем-то совсем иным — минимумом средств выстраивает крепчайшие композиционные конструкции. Что открывающая вещь «Reminisce», что следующая за ней «Roots», что центральная «The Bottom» зиждятся буквально на одном квадрате, который повторяется снова и снова. По этой сетке свободно путешествует саксофон Сеттлса — местами в его игре узнаются интонации Арчи Шеппа. В двух фри-импровизациях, «Angles» и «Circles», те же устойчивые конструкции собираются из хаоса и диссонанса. Волшебство, не иначе. Единственная претензия к этому альбому — самого Стюарта на нем маловато; но безупречное соло на финальном треке «Dream House» несколько скрашивает это обстоятельство.


Leonid Morozov
«I Wish I Knew»
(Floating World)

Яндекс.Музыка | Apple Music | Spotify | YouTube Music | VK Музыка

Рейтинг: 3.5 из 5.

Знакомство «Джазиста» с гитаристом Леонидом Морозовым, внуком знаменитого пианиста Леонида Винцкевича и племянником саксофониста Николая Винцкевича, произошло при слегка курьезных обстоятельствах. Леонид вошел в комнату певицы Самары Джой в самый разгар интервью, которое она давала нам по зуму. Оказалось, музыканты учатся в одном потоке в консерватории Пёрчейз-колледжа Университета штата Нью-Йорк и крепко дружат. Неудивительно, что к работе над своим дебютным альбомом Леонид среди прочих привлек и Самару. Дело тут не только в дружбе, но и в точном попадании в стиль: и Морозов, и Джой очарованы эпохой джазового свинга и оттачивают мастерство на безупречной классике 30-х – 40-х годов. Морозов выстраивает аранжировки экономно и консервативно: в «Old Folks» его гитару поддерживает только контрабас, в «I’ll String Along with You» гитара и вокал выступают дуэтом. Исключениями становятся разве что «Sunday» и «I’m Old Fashioned», где к ансамблю присоединяется труба (блистательное камео Джона Фэддиса — преподавателя всё в той же консерватории). «Меньше» в данном случае и правда оказывается «лучше»: камерное, облегченное исполнение дает возможность сосредоточиться на нюансах звучания каждого инструмента. Тем более что Морозов играет не только по-студенчески прилежно, но и весьма выразительно.


Taxi Consilium
«Spiritual Car Wash»
(PMGJazz)

Bandcamp

Рейтинг: 4 из 5.

Македонский джаз часто оказывается в тени своего более заметного сербского соседа, а зря. За последние лет десять в Скопье, столице Северной Македонии, да и по всей республике сформировалась самобытная молодая сцена, играющая всё подряд — от свинга до импрова. Играющая, надо сказать, весьма оригинально и свежо и уходящая всё дальше прочь от типичных балканских разгильдяй-оркестров (хотя и они, конечно, имеются). Вот и состав квартета Taxi Consilium — бас-кларнет, гитара, контрабас, ударные — вроде бы намекает на то, что слушателя ждет типичный разухабистый фьюжн, что реальности совсем не соответствует. Участники Taxi Consilium исполняют дарк-джаз с широкой палитрой стилистических нюансов — от фанка и рока («Mildly Felonious») до эмбиентных саундскейпов («Consumer Hot-Line with Attila the Hun»). Они действительно присыпают свою музыку национальным мелосом, и вполне себе щедрой рукой, но делают это аккуратно и с чувством меры; пробивается этническое главным образом в импровизациях, а не в темах. Музыканты как бы пытаются разговаривать на универсальном языке, lingua franca, но время от времени приправляют его крепкими словечками из родной речи. Получается прелюбопытнейший и необыкновенно бодрый нуар с македонским оттенком — такого вы, скорее всего, еще не слышали.


Dave Gisler Trio
«See You Out There»
Intakt

Яндекс.Музыка | Apple Music | Spotify | YouTube Music | VK Музыка | Bandcamp

Рейтинг: 3 из 5.

Случаются на иных концертах неловкие моменты, когда точно не знаешь, продолжается ли саундчек или музыканты уже начали, что называется, играть всерьез. На протяжении альбома «See You Out There» швейцарского гитариста Дэйва Гислера и его трио подобная неловкость настигает слушателя не единожды. Гислер и команда играют нарочито неряшливо, выдавая небрежность за экспрессионизм. Открывающая вещь «Bastards on the Run» стартует как «Полет шмеля» Римского-Корсакова, переданный по испорченному телефону. Оглушительная громкость, экстремальные скорости и сломанный контрапункт мешают разглядеть за кашей звуков хоть какой-то авторский замысел. Он, конечно, тут есть: Гислер пытается ухватить саму суть ничем не ограниченного творческого поиска даже ценой создания сырой какофонии. Проблема, пожалуй, в том, что поиск этот каждый участник ансамбля проделывает обособленно, почти не глядя на других и оставаясь глухим к их находкам. Даже финальная вещь «Better Don’t Fuck with the Drunken Sailor», конформистский блюзовый боп с бунтарской секцией, подчеркивает разобщенность музыкантов — слух цепляется за торчащие занозами из музыкальной фактуры партии и хуки, а не за общую композиционную картину. В качестве дополнительных мускульных сил для альбома рекрутировали трубачку Джейми Брэнч и саксофониста Дэвида Мюррея, но их присутствие тоже не привносит ни внятности, ни какой-то особой ценности. Хотя впятером кавардак и тарарам устраивать, конечно, веселее, чем втроем.


Lisa Ullén, Elsa Bergman, Anna Lund
«Space»
(Relative Pitch)

Bandcamp

Рейтинг: 4 из 5.

Стокгольмское трио под предводительством пианистки Лизы Уллен на своем дебютном альбоме «Space» играет фри-джаз очень по-американски, что довольно неожиданно. В конце концов, в Скандинавии сложилась своя сильнейшая школа — почему бы не ориентироваться на нее? Тем более что Уллен познакомилась с басисткой Эльзой Бергман и ударницей Анной Лунд как раз в рамках проекта известной выпускницы этой школы. Встретились они в секстете альтистки Анны Хёгберг (в свою очередь, участницы Fire! Orchestra Матса Густафссона). Как бы то ни было, у Уллен есть свое четкое авторское представление о том, каким может быть фри-джаз: она выстраивает вектор от Сесила Тэйлора к композиторам-минималистам и современным их последователям. В «Circle of Security» Уллен не скупится на головоломную полиритмию, заполняет пространство кластерными аккордами, пока Бергман и Лунд поддерживают ее стремительный порыв. В «Joint Attention» и Уллен, и Лунд используют расширенные техники игры: в ход идут бумага и бутылки, а Бергман стучит по деке контрабаса. В эти моменты задумчивого созерцания звуков трио оказывается предельно близко к работам берлинского композитора Магды Майас; их роднит умение задействовать тишину как целый дополнительный инструмент.


Potsa Lotsa XL & Youjin Sung
«Gaya»
(Trouble in The East)

Bandcamp

Рейтинг: 4.5 из 5.

«Гайя», а в русской фонетической традиции всё же «кая» — это нежное название корейского 12-струнного инструмента каягыма. Дальний родственник цитры, он обладает глубоким вибрато и звучит совершенно особенным образом, попадая куда-то между кото, арфой и виолончелью пиццикато. Немецкая саксофонистка и композитор Зильке Эберхард «заболела» своеобразным звуком каягыма еще до пандемии. Сначала она ходила на выступления кореянок (каягым — преимущественно женский инструмент), а в локдаун, когда концертов не было, умудрилась прикупить себе экземпляр в Лейпциге и начала постигать его гармонические возможности. Тут стоит сказать, что Эберхард — человек увлекающийся. Она стоит за духовым оркестром Potsa Lotsa, который аранжировал и переиграл все произведения Эрика Долфи, а потом, в своей расширенной версии, основательно порылся в творческом наследии композиторов Джачинто Шельси, Курта Швиттерса (не только художника!) и Генри Тредгилла. Поэтому неудивительно, что эксперименты Зильке с каягымом вылились в сюиту, написанную специально для виртуозной исполнительницы на этом инструменте Юцзин Санг и оркестрика Potsa Lotsa XL с духовыми, ударными и контрабасом. «Gaya» слушается на одном дыхании — от звуков гонга в самом начале до блистательной коды в финале. Эберхард использует традиционные боповые ходы для оттенения не менее традиционных партий каягыма. Оркестр и Санг нередко играют по очереди, но самое интересное случается, когда они сходятся и даже звучат в унисон (например, в «Sed») — и элегантный западный свинг как влитой садится на корейскую пентатонику.


Glass Museum
«Reflet»
(Sdban Ultra)

Яндекс.Музыка | Apple Music | Spotify | YouTube Music | Bandcamp

Рейтинг: 3 из 5.

2021-й стал годом триумфа и нового витка джазотроники — синтеза джаза и электроники преимущественно танцевального толка. Пластинка Фэроу Сандерса и электронщика Floating Points «Promises» с травоядными эмбиентными абстракциями собрала немыслимое количество верхних строчек в рейтингах самых разных музыкальных изданий. У групп GoGo Penguin и Portico Quartet, самых заметных деятелей на поле джазотроники, — десятки миллионов просмотров в YouTube и прослушиваний в Spotify. И внушительная толпа последователей тоже имеется. Бельгийский дуэт Антуана Флипо (синтезаторы) и Мартина Грегуара (ударные) как раз из отряда эпигонов, причем коммерчески успешных: за пару недель весь тираж их нового альбома «Reflet» на Bandcamp смели подчистую. Glass Museum применяют к джазу конструкции и элементы минимал-техно и дип-хауса: зацикливают в кольцо короткие фразы, объединяют их в слои, слегка меняя структуру каждого из них, кладут на простейшие ритмы 4/4, постепенно наращивают драматизм за счет синтезаторного баса и редких грувовых брейкбитных вставок. В лучшие моменты («Shiitake», «Auburn») Glass Museum и вправду походят на однояйцевых близнецов GoGo Penguin; в худшие — композиции трещат по швам и бесконечно повторяют сами себя. В режиме ненавязчивого фонового прослушивания «Reflet», конечно, не раздражает, но вот при ближайшем рассмотрении быстро обнажает свою пустотелость.


Larry Goldings, Peter Bernstein, Bill Stewart
«Perpetual Pendulum»
(Smoke Sessions)

Яндекс.Музыка | Apple Music | Spotify | YouTube Music | VK Музыка | Bandcamp

Рейтинг: 4 из 5.

Тридцать лет вместе — срок, подвластный не каждому коллективу. Ансамбль клавишника Ларри Голдингза, гитариста Питера Бернстайна и ударника Билла Стюарта можно записывать в рекордсмены-долгожители. Творческий юбилей они отмечают выходом нового альбома (впервые) на лейбле Smoke Sessions. У каждого из участников — своя насыщенная профессиональная жизнь, индивидуальный путь, сольные альбомы, концертные туры. Но что-то заставляет их возвращаться друг к другу и к проекту, который в The New York Times считают эталоном джазового органного трио. «Нам просто очень нравится компания друг друга», — объясняет Голдингз, и, конечно, многого не договаривает. Возможно, дело в особой уверенности каждого из участников быть понятым соратниками. Без нее на новом альбоме не появилось бы ни притушенной блюзовой аранжировки Голдингза гершвинской «Prelude», ни колкой вещи пера Стюарта «FU Donald», где трио уходит в модальный джаз, ни скачущей, суетливой «Little Green Men» авторства Бернстайна, где пьедестал отдан ударным. «Perpetual Pendulum» действительно неровный: его, как маятник в названии, качает от легкоусвояемого мейнстрима до странноватых попыток начудить. Но в любой из этих крайностей музыканты оказываются вместе и продолжают играть как ни в чем ни бывало так круто, как умеют.


Alawari
«Alawari»
(April)

Яндекс.Музыка | Apple Music | Spotify | YouTube Music | VK Музыка | Bandcamp

Рейтинг: 5 из 5.

Что случилось с датским королевством и откуда в нем вдруг расцвела целая плеяда талантливейшей джазовой молодежи, неизвестно. Вопрос требует отдельного расследования, но факт остается фактом. В джаз в Дании за последние пять лет пришло поколение (Girls in Airports, Udsyn, I Just Came from The Moon, Kaleiido…), вскормленное инди-роком, фолком и электроникой в той же мере, что работами Дэвиса, Колтрейна, Коулмана или своего земляка Якоба Бро. И эта шпана готова стирать с лица земли тот самый стереотип о нордическом сдержанном саунде, причем громко и уверенно. Вот, например, секстет Alawari вооружился аж тремя духовиками — альт, тенор, труба, — которые выстраивают такую весомую и сокрушительную секцию, что запросто могли бы померяться силушкой с боевым оркестром Мартина Кюхена Angles 9 втрое большего размера. В арьергарде за медной группой следуют фортепиано, контрабас, ударные и специальный человек с макбуком, отвечающий за сэмплы и электронные примочки (в состав секстета он не входит). Они тоже не отстают — вместе складывается бойкая, бьющая током коммуна наподобие The Jazz Messengers Арта Блэйки или космической семьи Сан Ра. Ладно бы речь шла только о способности мощно играть. У Alawari в рукаве спрятаны и мелодии, которые хочется напевать под нос («Sunes Hit», «Sorg pt. 1 & 2»), и изобретательность в импровизациях («Elegi»), и умение подхватывать и поддерживать друг друга на лету. А чтобы влюбиться в Alawari окончательно, послушайте финальную вещь «Revolution» — размашистый необоп, в котором есть всё: и боль, и надежда, и запал для коктейля Молотова. Браво, безупречный дебют.


Об авторе

Наталья Югринова

Главный редактор JAZZIST. Журналист, копирайтер. В детстве слушала мамины пластинки Сонни Роллинза и Бена Уэбстера — и они до сих пор не отпускают. Автор Telegram-канала Eastopia.

Добавить комментарий

Jazzist в соцсетях

Архивы

Свежие комментарии