Джон Рэймонд: «Для меня джаз — это поиск нового» | Джазист | Интервью

Джон Рэймонд:
«Для меня джаз —
это поиск нового»

В прошлом году промоутер Гоша Акмен (“Музглупости“) привез в Россию группу Real Feels, ведомую трубачом и флюгельгорнистом Джоном Рэймондом. Дебютный альбом “Strength And Song” Рэймонд выпустил восемь лет назад и сразу же обозначил намерение играть романтичный и вкрадчивый “прохладный” джаз нового типа. Рэймонд — тихий новатор, и бесконечный талант сочетается в нем с такой же бесконечной скромностью. Рэймонд, конечно, изобретает новый для джазового мейнстрима язык, в котором влияние Чета Бейкера чувствуется так же сильно, как и Тома Йорка, но делает это бережно и без какой-либо рисовки. Композиции Рэймонда — маленькие шедевры, красота которых очевидна, а сложность несомненна. В прошлом году мне посчастливилось поговорить с Рэймондом, и я рад, что этот материал в виде монолога Джона о музыке, семье, родине и религии наконец-то будет опубликован.

О появлении группы Real Feels

С Гиладом Хексельманом мы дружим уже давно. Я помню, как лет десять назад в Миннеаполис, откуда я родом, приехал с туром барабанщик Ари Хониг. И Гилад играл в его бэнде. Я ничего не слышал о Гиладе до этого, но его стиль меня сильно впечатлил. Потом, уже перебравшись в Нью-Йорк, я решил зайти на резиденцию Хонига в клуб Smalls, и Гилад снова там играл. Мы познакомились, я стал ходить в Smalls на его «понедельники», а в 2012-м попросил поучаствовать на моем дебютном альбоме «Strength & Song». C тех пор Гилад поучаствовал во всех моих проектах, кроме «Kind Folk» и «Foreign Territory». 

С Колином мы были знакомы шапочно — пару раз играли на джемах, — но заочно мне нравилась его игра, и когда я придумывал проект Real Feels, я понял, что Колин — как раз тот барабанщик, который нужен для группы. Музыка, которую мы играем в Real Feels – о чувствах: нам важно открыто передавать живые эмоции, выражать самих себя, а не только играть ноты. Название группы как раз об этом, и не стоит путать его с приложением для прогноза погоды (как написал Фил Фримэн в рецензии Stereogum, прим.), аксессуарах для барабанов и маркой презервативов. 

О восприятии джаза и открытости новым идеям

Для меня джаз — это поиск нового, а не следование своду традиций и канонов. К сожалению, под джазом часто подразумевают музыку прошлого. Студентов учат воспроизводить Чарли Паркера, и это, конечно, часть познания музыки, но не стоит этим ограничиваться. Знать традицию — важно, но прошлое уже не вернуть, и то, что было в бибопе, осталось в бибопе. С тех пор музыка ушла вперед, и я предпочитаю следовать за ней, а не сидеть в «джазовой» резервации. Мне нравится играть ту музыку, которую я слушаю, поэтому мы в Real Feels обращаемся к творчеству Radiohead, Bon Iver, Пола Саймона или Питера Гэбриэла. Меня вдохновляет разбирать эти популярные мелодии до атомов и привносить в них новое, используя мой багаж знаний и импровизационное мышление. Я не сторонник жестких структур и форм и, как правило, задаю лишь направление движения: многие идеи, как например, сольная партия Гилада в «Minnesota, WI» приходят спонтанно.

О джазовом выборе

Я родом из Миннеаполиса, штат Миннесота. Джаз в этом городе не столь популярен, как, скажем, в Нью-Йорке. И когда я начинал играть на трубе в 10 лет, не думал, что стану джазовым музыкантом. Помимо занятий в музыкальной школе, у меня было полно других увлечений. Но как-то в начале 2000-х приятель дал мне послушать бутлег с концерта трубача Николаса Пейтона, который тот дал в Миннеаполисе. Пейтон — зверь по игре на трубе, и его идеи по смене ритма, по использованию пауз ошеломили меня. Я стал скупать  его записи, потом стал слушать Фредди Хаббарда и Майлза Дэвиса, начал практиковаться, стремясь достичь их уровня. Я почувствовал, что хочу связать жизнь с этой музыкой, и не хочу заниматься ничем другим. Потом я понял, что мне нужно найти свой саунд, который стал бы органичным продолжением моей личности. И новым ориентиром на этом пути для меня стал Арт Фармер. Больше всего я люблю его запись с гитаристом Джимом Холлом. Когда я слушал ее, у меня было ощущение, что Арт Фармер говорит лично со мной. Его чувство меры, понимание пространства, умение достигать многого, не прибегая к чрезмерным усилиям стали ориентирами для меня. И я осознал, что жесткий, горячий саунд хард-бопа– не мое, и выбрал для себя более мягкий, лиричный стиль.

О понимании успеха и чувстве внутреннего комфорта

Для меня успех не означает богатство или славу. Мы гонимся за видимой стороной успеха, но мне гораздо важнее чувствовать себя тем, кем я являюсь на самом деле. Мне нравится то, чем я занимаюсь, мне нравится жить музыкой – играть и преподавать. Я люблю ездить в туры, но в тоже время мне важно возвращаться домой и проводить время с семьей. Был период, когда мне нравилось жить в Бруклине, чувствовать себя частью индустрии, а потом я понял, что меня засасывает и я больше не принадлежу себе. Это напоминало бег по кругу, и когда  пять лет назад родилась дочь Нора, мы с женой решили уехать из Нью-Йорка. Теперь я живу в Блумингтоне и преподаю в Индианском Университете. Да, это маленький город, но мне, выросшему на Среднем Западе, так гораздо комфортнее. 

О вере

Я верующий христианин. И для меня важно, чтобы моя вера проявлялась в музыке. Это не о том, что я хочу играть «христианскую музыку», скорее, для меня важно играть музыку как верующий человек. Это мой способ восприятия мира, а значит, и музыки тоже. Я знаю, что в джазовой среде много атеистов, и говорить открыто о вере не принято. Еще восемь лет назад издатель моего первого альбома говорил мне, что не стоит подчеркивать мою религиозность публично, чтобы не вызвать неправильных ассоциаций, если мои слова окажутся вырванными из контекста. А после прихода к власти Дональда Трампа случился еще больший раскол, и теперь сказать «я — христианин» почти означает «я поддерживаю Дональда Трампа». Но я понимаю это искажение и совсем не поддерживаю Дональда Трампа, просто это следствие стремления людей к упрощению, к проведению границ. С другой стороны, играть госпел для афро-американских музыкантов не является чем-то запретным или зазорным. Но, повторюсь, я не говорю о том, что играю «христианскую музыку» не потому, что боюсь создать для себя барьеры, а потому, что моя музыка совсем другая.

О творческом наследии

Конечно, если ты играешь личную музыку, и делишься ею с людьми, то хочется чтобы она резонировала с их чувствами и оставалась в памяти. Мне кажется, это важно для любого импровизатора. Но я бы не хотел зацикливаться на этом, для меня ярлыки вроде «лучшего  трубача своего поколения» не имеют значения. Но вот чувствовать отклик у людей от моей музыки мне действительно важно.

Слушать плейлист с подборкой композиций Джона Рэймонда на Apple Music, Spotify и ЯМ.

Подписывайтесь на проект “Музглупости” в Instagram и ВКонтакте.

1+

Об авторе

Александр Аношин

Сооснователь JAZZIST. Увлеченный джазовый слушатель, обозреватель и блогер. Ведет Telegram-канал ON THE CORNER.

Александр Аношин

Наш плейлист

Архивы

Теги